Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Поворот не туда»
 
  Кубок Хогса 2018   Равенкло   1301 балл
Интервью с Агапушкой. Староста Хогса, артер, виддер, райтер.
Даже если вы никогда не хотели побывать в Сингапуре, самое время задуматься о путешествии туда!
Воительницы, охраняющие границы миров. // кроссовер с вселенной DC для конкурса «Крейзикросс»
На конкурс «Далёкая галактика»
Номинация: «Worlds collide»

1993 год, Египет, плато Гиза.

Для расшифровки рисунков каменного кольца был приглашен молодой археолог Даниэль Джексон.
Но что на плато Гиза забыл Билл Уизли?
Любители ангста, дарка и ужасов... Этот конкурс для вас =) Фанфики (2) | Арты (1)
Ну что, готовы к очередному безумию? Тогда добро пожаловать на «Крейзикросс» – конкурс кроссоверов с непредсказуемыми заданиями и сумасшедшими сочетаниями фандомов! Баллом здесь правит Фортуна и его величество Рандом. Если вы смелы и отчаяны, и не привыкли пасовать перед трудностями – приглашаем присоединиться к числу участников. Обещаем, что скучать вам не придется :) Итоги
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у YumGana
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у YumGana
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у YumGana
Новый пост на стене у YumGana
Новый пост на стене у YumGana
Новый пост на стене у Nemesi Mellark
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Уважаемые волшебники, рады представить вашему вниманию революционное и, будем надеяться, перспективное начинание – Клуб переводчиков.
В свете последних событий, с аукционом и нашим общим банкротством вэлком в этот пост. Расскажу секреты заработка ;)
Фанфик «Поворот не туда» 18+
Библиотека 01.06.15 Отзывов: 3 Просмотров: 1834 В реликвиях у 3 чел. +2
Автор
Бета
Altra Realta
Статус
Автор обложки: MADAM BERKUT
Рон Уизли потерялся в самом себе и свернул не туда на туманной дороге собственных фантазий.

Написано на "Фикатон имени Рона Уизли" по заявке: А36 Рон Уизли/Панси Паркинсон, А+, AD. Пожалуй, любовь к женщине, как любовь к жизни, редко бывает взаимной.

Работа получилась не такой, как задумывалась, но я рада, что довела ее до конца.
Размер: мини
Жанр: драма
Предупреждения: OOC
Категория: Волдеморт побежден, в Хогвартсе
Пейринг: Рон-Пэнси, Рон-Гермиона
Персонажи: Рональд Уизли, Пэнси Паркинсон, Гермиона Грейнджер
10.0
Голосов: 2
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10

Будут читать 0 чел.

Ждут проду 0 чел.

Прочитали 0 чел.

Рекомендуют 0 чел.

Первого сентября тысяча девятьсот девяносто восьмого года они снова поехали в школу на Хогвартс-экспрессе.

Гермиона не могла упустить возможность закончить образование. Гарри просто хотел сбежать от всех этих людей, мечтающих пожать ему руку, взять автограф или хотя бы перекинуться парой слов. А Рон, хоть и ехал в этом же поезде, отчаянно не понимал, зачем им возвращаться, если все дороги и так открыты. Так ему казалось. Он бы, может, и вовсе не поехал, но даже звание героя войны, полученное в столь юном возрасте, не добавляло ему самостоятельности. И это раздражало. Успокаивало лишь то, что Гермиона, с которой они теперь вроде бы были вместе, обязательно даст списать домашнее задание.

Наверное, поэтому он и поехал. Из-за Гермионы. Думать, что сделал выбор сам, приятнее, даже если это не совсем правда.

Год начался довольно уныло. Совсем недавно закончившаяся война все еще очень сильно влияла на каждого, кто был там. На всех. МакГонагалл не могла сделать вид, будто все в порядке, и завела длинную печальную речь. Как будто и без этого не понятно, что всем хреново. Каждый уже успел ощутить на себе, и совсем не обязательно было об этом напоминать.

Хогвартс еще не до конца восстановили. Оказалось, что восстановить замок магией не так уж и просто. Наверное, и потому, что он сам был волшебный, и потому, что разрушили его магией. Рон не очень-то разбирался во всей этой ерунде. Гермиона знала куда больше, несмотря на то, что была из магглов. Однако в последнее время умничала она все меньше.

Ученики по коридорам ходили немного пришибленные, как будто забыли, как это делается: ходить, болтать, бегать и кричать, целоваться на подоконниках, унижать слабых, ссориться и швыряться заклятиями. Все они как будто заново учились жить. В глазах старшекурсников, которые не побоялись сюда вернуться, явственно мелькали картины сражений в этих самых коридорах. Те, кто помладше, просто брали с них пример и тоже особенно не радовались жизни. Грустно, хоть удавись. Рон и сам периодически вспоминал про Фреда, и тогда становилось совсем паршиво.

Спасали тренировки по квиддичу, именно там можно было представить, что все как прежде. Сожженное дотла поле почему-то восстановить было проще всего. Гарри наотрез отказался быть капитаном команды, и этим занялся Рон. Он буквально нашел в этом свое второе «я». Не сказать, конечно, что это давалось ему легко, но в сравнении с последним опытом игры в команде, сейчас он чувствовал себя в разы увереннее. Ему очень льстило ощущение того, что от него что-то зависит.

Так он и жил. Ходил на уроки в компании Гарри и Гермионы, слушая вполуха и не проявляя особой тяги к знаниям (впрочем, как и всегда), ел в Большом Зале, как никогда (особенно после года голодовки), устраивал тренировки по квиддичу в любую свободную минуту и выбирался в Хогсмид по выходным, чтобы выпить с друзьями по кружке сливочного пива в «Трех метлах». Вполне себе привычная размеренная жизнь.

А иногда делал Гермионе пошлые намеки, полагая, что раз они вроде бы вместе, то можно ему рассчитывать и на большее. Но Гермиона почему-то все время была «не готова», и Рон по вечерам в укромном местечке довольствовался журналом с голыми двигающимися ведуньями.

* * *


Однако этот вопрос начинал его всерьез беспокоить. Гермиона порой не только делала вид, что не понимает его, когда он пытался склонить ее к сексу, но и вообще вела себя слишком уж неприступно.

Они сидели на диване у камина в гостиной Гриффиндора. МакГонагалл зачем-то вызвала Гарри к себе, поэтому Рон и Гермиона были вдвоем. Гермиона доделывала домашнее задание на неделю вперед, а Рон думал о своем, глядя в камин и исподволь наблюдая за работающей Гермионой. Она нравилась ему. Рон не любил лишний раз задумываться, чем таким она ему нравится. Он был не из тех романтиков, которые могут написать целое стихотворение, лишь однажды увидев симпатичную девушку. Рон мог просто оценить: нравится или нет. И этого было достаточно.

Он протянул руку, обхватывая ее за талию и прижимая к себе. Гермиона удивленно обернулась на него и смущенно покраснела.

— Рон! — укоряюще пробормотала она.

Он сделал вид, что не заметил, и потянулся, чтобы поцеловать ее. Гермиона увернулась.

— Тут же люди, — прошипела она, сверкнув глазами.

— Да какие люди? — удивился Рон. — Все свои.

И вновь предпринял попытку соблазнить ее. Взял за подбородок и повернул ее лицо к себе, проникновенно глядя в глаза.

Гермиона резко вскочила и со словами: «Я иду спать!» — унеслась в спальню девочек.

«Ничего не меняется», — промелькнуло в голове. Но он не собирался сдаваться. Ему нужна была Гермиона. Ему нужна была близость с ней. Осточертели сухие поцелуи и дежурные обнимашки, хотелось большего, страсти. В конце концов, если она его девушка, его совершеннолетняя девушка, то почему бы им не заняться сексом? Она боится, потому что ни разу не делала этого? Или она не хочет этого с ним? Он мужчина, черт возьми! Мужчине нужен секс. Она же не позволит ему трахаться на стороне. Тогда почему сама не подпускает?

И Рон решил для себя: стоит проявить настойчивость, как ему все станет ясно. А иначе тянуть можно до бесконечности. Такие отношения совсем не подогревают чувства. Они практически не отличаются от той дружбы, что у них была раньше.

* * *


В следующие дни Рон задумался, что же идет не так, пока случайно не наткнулся на дамский журнал, сиротливо лежавший на столике в гостиной. Он оглянулся по сторонам и незаметно прихватил журнал в спальню. На его счастье там как раз была статья о романтической ночи, о которой мечтает каждая девушка. Потратив несколько минут на чтение, Рон решил, что это именно то, что спасет его. Оставалось только подготовиться к этой самой романтической ночи. Если уж он хотел непременно соблазнить Гермиону, то все должно быть идеально. Она должна поверить, что он и есть тот самый, единственный и неповторимый, которого ждет каждая девушка. И именно ему она откроется и покорится.

Первым и самым проблематичным был поиск места, где все это устроить. Выручай-комната была бы отличным выходом, однако она сгорела в Адском огне. И Рон отыскал пустой класс, в котором не проходили занятия. Наложил на него пару ограждающих чар, которые выучил во время их похода за крестражами, и принялся протаскивать туда все, что понадобится для уютной ночи. По его расчетам, через несколько дней ему удастся навести там такой лоск, что Гермиона не останется равнодушной. Можно было уложиться и в один вечер, но тогда он бы точно вызвал подозрения.

* * *


Пробираясь в один из вечеров в свою секретную комнату с очередной партией всякой романтической ерунды, в одном из коридоров Рон внезапно увидел девушку. Это было очень странное зрелище, поэтому он остановился как вкопанный. Темноволосая девушка в слизеринской форме стояла к нему спиной, облокотившись на подоконник, и рыдала взахлеб, совершенно не беспокоясь о том, что кто-то мог ее застать за этим занятием.

Рон стоял, не шевелясь, слушая ее всхлипы и думая, что должен, хотя бы спросить, что у нее произошло. На самом деле, мог бы просто пройти мимо, но раз он тут остановился, то придется спросить. Иначе очень глупо будет взять и уйти. Он чуть ли не пинком заставил себя подойти к ней ближе. Плачущие девушки всегда выбивали его из колеи.

— Ты... ты в порядке? — промямлил он, протягивая руку, но не касаясь ее. «Что за идиот?» — тут же подумал он, услышав себя со стороны.

— Нет! — в истерике крикнула она, разворачиваясь. И тут они оба замерли, узнав друг друга.

Перед Роном стояла Панси Паркинсон с красными опухшими глазами, в которых плескалось непонимание, и не менее красным и опухшим носом. И как он ее сразу не узнал? Ведь сто лет же знаком с ней. Но, видимо, его сбила с толку ситуация, в которой оказалась Панси. Сложно представить ее, ехидную стерву, в роли Плаксы Миртл нашего времени. Рон вообще до сегодняшнего момента не был уверен, что она умеет плакать.

Однако это амплуа ей настолько шло, что Рон все еще стоял, как вкопанный, глядя на нее и не в силах выдавить ни слова.

— Что уставился, Уизли? — нарушила тишину она сама. — Девушек в слезах не видел?

— Ужасно выглядишь, Паркинсон, — сообщил он совсем не со зла.

— Ты как всегда тактичен, — буркнула она, размазывая слезы по лицу. — Иди, куда шел.

И Рон последовал ее совету.

* * *


На следующий день за завтраком они с Гарри и Гермионой обсуждали планы на будущее. Точнее, завела разговор Гермиона, уверенная, что все они перед тем, как лечь спать, беспокоятся о своем будущем после окончания Хогвартса. Конечно же, беспокоилась только она.

— Я начну свою карьеру с восстановления независимости эльфов, — заявила она, отправляя в рот ложку каши. — Это же просто неслыханно! Никто еще не занимался подобной деятельностью, все, видимо, довольны положением вещей. Но это же самое настоящее рабство! Я уже думаю над своими первыми письмами министру на эту тему.

Рон не стал в который раз повторять, что эльфы довольны своей жизнью. Гермиону не исправить, пусть занимается, чем хочет. Тем более, при нынешнем положении вещей вряд ли ей грозит резкий отказ. Хотя, конечно, сложно представить, как будут возмущаться те, у кого попытаются отобрать их верных слуг.

— А ты, Гарри? Так и хочешь быть мракоборцем? — спросила Гермиона.

— Да, сдам вступительные экзамены, поступлю на стажировку...

Гермиона и Рон переглянулись. Они думали об одном и том же. После того, как Гарри победил опаснейшего мага в истории, его могли взять в мракоборцы и без вступительных испытаний. Но он, конечно, не хотел, чтобы ему теперь везде делали поблажки. Он и без этого может поступить. Да и вообще, если бы не это пророчество, то и не спасал бы он мир вовсе...

Рон неожиданно ощутил, что кто-то на него пристально смотрит уже, наверное, целую минуту. Он поднял взгляд, наткнулся на взгляд Панси Паркинсон и тут же уставился в тарелку, надеясь, что ему показалось. Но ощущения лишь усилились, и Рон снова посмотрел в сторону слизеринского стола. Какого черта? Он смотрел на нее с немым вопросом на лице, но Паркинсон лишь ухмыльнулась и подмигнула ему. Рон почувствовал, что у него краснеют уши, и уткнулся в кашу, набросившись на нее с особым аппетитом.

— А ты, Рон? — обратилась к нему Гермиона. Он недоуменно посмотрел на нее. — Что планируешь?

— Не знаю, — пробормотал Рон с полным ртом. — Пока не думал.

Она смерила его недовольным взглядом, и Рон понял, что в ближайшие дни Гермиона сделает все, чтобы найти ему призвание.

В этот же день они проходили сложнейшее зелье по Зельеварению. Рон не понимал абсолютно ничего. Гермиона, запыхавшись, корпела над своим варевом, которое тоже было далеко от идеала. Гарри в очередной раз жалел, что избавился от учебника Снейпа. Профессор Слизнорт с плохо скрываемым сожалением проходил мимо его котла и замечал, что талант куда-то подевался.

Нарезая дурацкие бобы, которые так и стремились сбежать из-под ножа, Рон все-таки проворонил парочку и присел на корточки, чтобы найти их. Профессор Слизнорт не любил, когда ингредиенты пропадали зря. В этот же момент через стол от него у слизеринок ускакали бобы. Рон поднял взгляд, чтобы узнать, кому еще не повезло. Панси Паркинсон, не утруждая себя приседать, наклонилась, чтобы поймать маленьких негодяев. Со своего ракурса Рон мог видеть даже темные трусики под задравшейся юбкой. Уши его снова запылали, он резко встал и тут же ударился головой о край стола.

Поднявшись на ноги со второй попытки, Рон, чье лицо сравнялось по цвету с волосами, наткнулся на взгляд Гермионы, которая смотрела так, будто видела все от начала и до конца.

* * *


Войдя однажды в Большой Зал, Рон с удивлением обнаружил, что вокруг все в тыквах и свечах. Хэллоуин наступил совсем неожиданно. Прямо-таки выпрыгнул из-за угла. Но бояться было нечего. Это всего-навсего еще один повод повеселиться.

Повезло. Гарри с Роном, видимо, давно искали способ скрасить серые будни, и праздник подвернулся вовремя. Они пробрались на кухню после праздничного ужина в Большом Зале и утащили пару бутылок Огневиски ради продолжения банкета. Гермиона предпочла не знать, что они задумали, и пошла спать. А планы у них были довольно простые — напиться и обсудить все, что не смогли бы обсудить, если бы были трезвыми.

Задумка удалась. Рон рассказал Гарри, что Гермиона не дает ему соблазнить себя, но у него есть план. А Гарри рассказал, что на Джинни сильно повлиял этот год, проведенный вдали от Гарри и в неведении, жив ли он. Настолько, что она не хочет к нему возвращаться.

А потом они даже перевыполнили свою задумку. Гарри ляпнул, что Джинни ведет себя как шлюха. И Рон вмазал ему. Они немного помутузили друг друга, а потом Гарри пошел в ванную смывать кровь из носа, а Рон отправился на поиски приключений.

Однако алкоголь дезориентировал его, и до башни Рон так и не дошел, остановившись в одном из коридоров.

— Ты!

Панси Паркинсон. Снова она. В последнее время он встречает ее чаще, чем того требуют обязательства.

— Уизли?

— Я видел, как ты мне подмигивала, — заявил он, подходя ближе. В глазах плыло, но ее он видел очень четко. Она вновь смотрела на него с каким-то превосходством, будто знала то, чего не знал он. — Думаешь, я не понимаю намеки?

— Видимо, нет, — фыркнула Панси.

Разъяснять не пришлось.

Рон рванулся к ней, впечатывая в стену. Алкоголь в крови и постоянная неудовлетворенность сыграли свое. Не думая, о том, что делает, он впился губами в губы Панси, жадно, страстно, желая только одного. Паркинсон приоткрыла рот, впуская его и отвечая на поцелуй. Одна рука скользнула под ее блузку, другая сжала ягодицу под юбкой. Чувствуя, как снова тесны стали джинсы, Рон поднял ее за бедра, чтобы она обхватила его за талию.

— Постой, тигр, — шепнула Панси, — не здесь же.

Он отпустил ее, оглядываясь. Вломился в первый попавшийся кабинет, втащил ее за руку — Панси не сопротивлялась, — усадил на парту и рванул блузку, что аж пуговицы посыпались. Панси блузку было не жаль, видимо, у нее таких миллион. Она стащила с Рона свитер и прижалась к его горячей груди. Квиддич сделал свое дело, Рон не был дрищом. Она не стала утруждать его и расстегнула лифчик сама. Сиськи у Паркинсон были что надо. Он неуклюже смял их, просто потому что мог, и дернул ширинку джинсов. Панси приподняла юбку, не утруждая себя лишними движениями, и отодвинула полоску трусов.

О да, это была одна из сексуальных фантазий Рона. Трахнуть девушку, не снимая трусики и юбку. Он спустил штаны вместе с трусами, освобождая твердый как камень член. Спустя пару секунд он уже был в ней, Паркинсон что-то невнятно, но страстно простонала.

— А он больше, чем я предполагала, — тут же добавила она, вцепляясь Рону в плечи.

Он двигался быстро, не церемонясь, так, как хотелось ему, а не так, как любят девушки. Но именно это ей и нравилось. Она стонала громко, чем возбуждала его еще больше. Сначала он глядел на ее прыгающие сиськи, потом она прижималась к нему, оставляя красные полосы на его спине. Она царапала его, чтобы ему было больно, потому что ей хотелось оставить след.

Ближе к финишу он еще больше ускорился, вколачиваясь в нее, словно поршень. А громкие стоны Панси, которая, видимо, тоже была близка к оргазму, превратились в один сплошной крик удовольствия. Рон о таком только слышал, поэтому она привела его в полный восторг. Ноги болели от напряжения, в глазах все сверкало, он был весь мокрый от пота. Он еще никогда так не трахался. И на самом пике ощущений с каким-то не то вздохом, не то кряхтением он излился в нее, прижимая к себе как можно сильнее. От этого импульса Панси тоже достигла оргазма, но ей пришлось немного помочь себе самой.

Все прекратилось так же ярко, как и началось: в ушах все еще звенел ее крик, тело дрожало от напряжения, в глазах потемнело, и Рон вдруг осознал, что сидит на кровати в спальне мальчиков факультета Гриффиндор. Постельное белье было липким и мокрым от пота, понимание того, где он на самом деле находится, накрывало медленно, но неотвратимо. Голова начала трещать от боли, словно кто-то пытался расколоть ее, как орех. Перед глазами все еще стояла явная картинка, какую он не мог видеть ни в одном, даже самом извращенном, журнале. Панси Паркинсон в его руках, она словно горит от возбуждения, кричит от удовольствия. Рон никогда такого не испытывал. Как могло это быть всего лишь сном?

Он резко отбросил мокрое одеяло и пошел в ванную. Ему был необходим холодный душ. К тому же, надо было высушить постель, ложиться в нее такую не хотелось.

Стоя под струями воды, Рон приходил в себя. Он не помнил, где точно кончилась реальность и начался сон. Он не понимал, что из событий последних дней было настоящим. И главное, он удивлялся, почему его до сих пор не смутило, что главной фигурой в его извращенном сексуальном сне была Панси Паркинсон. Сложно было представить девушку, с которой он хотел бы переспать меньше, чем с ней. Однако, видимо, больное сознание и простая мужская физиология сыграли с ним злую шутку. Да еще и Гермиона все еще его успешно динамит. Становилось не по себе. Неужели Рон настолько не контролирует свой мозг, что тот способен выдавать подобные картины? Неужели он вообще не контролирует себя, если ему все это нравилось до того, как он не начал анализировать? Единственным решением было выбросить дурацкий сон из головы и начать внимательно следить за собой.

* * *


Так Рон и сделал.

С Гарри они сразу разобрались. Кулаком по морде в пьяном бреду — ссорой не считается. Они же не девчонки, в конце концов. Пришли к выводу, что погуляли неплохо, а глупости лучше забыть. Да и к тому же, у Рона были свои заботы. Настал день «Х».

Гермиона все-таки позволила завязать себе глаза и привести в какое-то странное место. Рон закрыл за собой дверь в кабинет и развязал повязку. Гермиона восторженно ахнула.

Небольшой кабинет, погруженный в интимный полумрак, был затянут тканями. Они спускались от потолка до пола, словно шатер, уменьшая размер класса, но делая его более уютным. По полу были разбросаны бесчисленные подушки. Повсюду стояли и висели свечи, кое-где в вазах стояли цветы, а пол был усыпан лепестками роз.

Рон не чувствовал себя ни капли неоригинальным из-за того, что позаимствовал идею у журнала. Наоборот, раздувался от гордости и немного краснел от смущения, довольный произведенным эффектом и своей работой.

Он запер дверь заклинанием и взмахнул палочкой, включив тихую романтическую музыку, которая звучала непонятно откуда.

— О, Рон...

Было непонятно, то ли Гермиона в таком восхищении, что не может произнести не слова, то ли ее тошнит от увиденного, и она молчит, только чтобы не обидеть. Рон счет правильным первый вариант. Ради своей самооценки.

Он обнял ее за талию, прижимая к себе, зарылся в ее кудрявые волосы, вдохнул их запах. Такая близкая, но такая недоступная. Сегодня он обязательно это исправит.

— Выпьем?

Рон левитировал с маленького столика бокалы с вином. Гермиона чуть приподняла бровь, но, видимо, решив, что ничего плохого в этом нет, уверенно взяла бокал и сделала глоток. Рон тоже глотнул из своего бокала. Вино было сладким и приятным на вкус, внутри от него сразу становилось тепло. Не то что жгучее Огневиски, от которого внутренности горели огнем.

— Пойдем, — он потянул ее за руку к подушкам. — Сидеть ведь удобнее, чем стоять.

Она позволила ему утянуть себя, села на подушку, оглядывая комнату и делая второй глоток из бокала. Правильно, думал Рон, когда внутри тебя алкоголь, тебе ничто не страшно.

Он знал, что не стоит давить, что нужно начать с чего-то непринужденного, но он совершенно не мог представить, о чем завести разговор. Пауза становилась неловкой и затягивалась.

— Гермиона... — он взял ее руку в свою, не зная, как лучше сказать. Надо было объяснить ей, что она дорога ему.

— Рон...

Она подалась вперед, не давай ему произнести неправильные слова, и поцеловала. Не в щеку, как делала это на людях, не в нос, как, ей казалось, очень мило, а в губы, так, как он давно хотел. Страстно, многообещающе. Он прижал ее к себе, откидываясь на подушки. Какие сладкие у Гермионы губы. Это все от вина, думалось ему. Он гладил ее по спине, то и дело натыкаясь на полоски лямок бюстгальтера — кофточка на Гермионе была очень тонкая. Спускался ниже, обхватил ее за бедро и перекатился вместе с ней на подушках, чтобы она оказалась под ним.

— Рон?.. — выдохнула она, чуть отстраняясь. Как же он хотел ее. От возбуждения в штанах было невероятно тесно. Она могла заметить. Но алкоголь действовал на нее очень быстро, и Гермиона, отбросив все сомнения, притянула его к себе снова.

Рон кое-что умел, Лаванда научила его, как надо ласкать девушку. Он поцеловал Гермиону в шею, выдохнул ей в ушко, чуть коснувшись мочки. Она вся задрожала от удовольствия. Он нежно провел рукой от джинсов до бюстгальтера по голой коже, сминая тонкую кофточку. Кожа Гермионы покрылась мурашками. Интересно, он действительно такой мастер в этом, или просто у нее это в первый раз?

Стало невыносимо жарко, и Рон избавился от своей водолазки. Гермиона неуверенно прикоснулась к его груди, погладила, в ее глазах читалось если не восхищение, то как минимум желание. Так ему казалось. Она притянула его к себе и поцеловала, прикрывая глаза.

Приятно. Она наслаждалась, и Рон видел это, поэтому старался держать себя в руках, хотя ему уже хотелось схватить ее, раздеть и трахнуть.

Он снова забрался под ее кофточку, целуя шею и затем спускаясь все ниже, к ямочке между ключиц. Тонкая кофточка явно была лишней, и Гермиона позволила ему стянуть ее. Рон поцеловал впадинку между грудей Гермионы, потянулся к застежке бюстгальтера. Вышла заминка. Чертова застежка никак не поддавалась. Если бы он мог видеть ее, то вышло бы быстрее... Гермиона рассмеялась, глядя на его усилия, остановила его, потянулась за бокалом вина, чтобы сделать глоток для храбрости, и расстегнула лифчик сама. Уши Рона пылали.

Грудь у Гермионы была небольшая, но очень аккуратная, не то что у тех ведуний из журнала. Было видно, что Гермиона смущается, но Рон был в восторге. Маленькие соски стояли торчком то ли от холода, то ли от возбуждения. Рон предпочел бы последнее, хотя бы потому, что ему самому было жарко. И сразу захотелось их поцеловать, что он и сделал. Гермиона смутилась еще больше. Наверное, впервые в жизни она чувствовала себя неопытной и некомпетентной в чем-то. Хотя бы потому, что не знала, чего хочет. Но Рон знал за нее. Ну, или до этого момента удачно угадывал.

Но с каждым новым открытием ему становилось все невыносимее сдерживать свое возбуждение. Гермиона требовала осторожного обращения, долгой прелюдии, а Рон хотел страстного секса, потому что в штанах уже все горело огнем. Но он старался, надеясь, что его старания в итоге дадут отличные результаты.

Он покрывал ее тело поцелуями, вызывая все новые возбужденные вздохи и восхищенные ахи. Через пару минут они избавились от джинсов, оставаясь в одних лишь трусах. Рон уже был на пределе. Как ему казалось, Гермиона тоже. Она смотрела на него томным взглядом и тяжело дышала. Он потянул за резинку ее трусиков, желая избавить Гермиону от последнего элемента гардероба. И тут в голове возник образ: Панси Паркинсон, горячая, возбужденная до предела, она наслаждается грубым животным сексом, которого так хотел сам Рон, она кричит, ее огромная грудь прыгает от быстрых и жестких фрикций.

— Рон, что с тобой?

Гермиона помахала рукой перед его глазами, возвращая в реальность. Он снова смутился, проклиная чертов сон и чертову Паркинсон.

— Прости, я задумался...

Через пару минут они уже оба были без одежды. Рон нежно поглаживал Гермиону, не переставая целовать ее. Лицо ее краснело от возбуждения, руки то и дело притягивали Рона ближе, а из горла вырывался сладостный полувздох-полустон.

— Ах, Рон... — вдруг простонала она, глядя на него совсем незнакомым затуманенным взглядом. — Давай сделаем это.

Повторять дважды не пришлось. Он пристроился между ее ног, нависая над ней и увлекая в страстный поцелуй.

— Тебе понравится, — пообещал он.

Несмотря на все прелюдии и алкоголь в крови, Гермионе было больно. Но Рон предположил, что явно не так, как могло бы. Она чуть вскрикнула, вжавшись в него всем телом, словно пыталась задушить. И Рона снова накрыло, стоило ему оказаться внутри нее. Перед глазами снова возникла Паркинсон, гребанная жаркая фантазия, которая была слишком реалистичной для воспоминаний о сне. Она крепко сжимала его ногами, двигаясь навстречу, запрокидывая голову и крича от наслаждения.

Рон тряхнул головой, отгоняя видение, и принялся успокаивающе гладить Гермиону, одновременно двигаясь внутри нее. Сначала она не стонала, а ныла, чувствуя дискомфорт или даже боль, но не решалась прервать все на корню. А потом, когда Рон начал входить во вкус, она тяжело задышала и застонала низким голосом, какого Рон от нее еще не слышал. Все это возбуждало его еще больше, и теперь он мысленно боялся, что все закончится раньше, чем хотелось бы.

Темп увеличивался, Рон ускорялся, Гермиона выгибалась под ним, прижимаясь все теснее, стоны ее становились все громче и ярче. Он должен был восхищаться ей. Теперь уж Гермиона точно могла считаться его девушкой по полной программе. Он мог бы гордиться собой. Но в голове снова возник образ: черноволосая фурия полосовала его спину когтями, прыгая на его члене. Да так, что у него сыпались искры из глаз. Она извивалась змеей, то и дело выкрикивая пошлости, которые заводили его еще больше. Рон схватил ее за бедра сильнее, не заботясь о том, что может оставить синяки, и вогнал свой член как можно глубже, чтобы снова услышать ее страстный вопль.

Гермиона взвизгнула от боли и оттолкнула его от себя. Рон понял, что снова потерял связь с реальным миром, да еще и причинил боль своей девственнице-девушке. Она смотрела на него с обидой.

— Мне больно.

— Прости! Прости, я не хотел.

— Какого черта?

— Я... да. Что-то со мной не так сегодня. Прости, Гермиона.

— Я лучше пойду.

— Прости меня.

Но он понимал, что тут дело тонкое. Одно движение не туда, и бедная Гермиона уже страдает. Не сказать, что ему это нравилось. Ему хотелось трахаться. Как никогда. А точнее так, как трахался во сне с Паркинсон.

* * *


С утра разочарование после вчерашнего вечера накрыло его с головой. Ночью ему снова снилась Панси. На этот раз они совокуплялись в каморке для швабр. Тесно, жарко — самое место для грязного секса. Какая же она горячая! Рон проснулся от того, что кончил себе на живот во сне. Чертова Паркинсон залезла в его мозг окончательно.

Он не мог уже спокойно смотреть на нее, ему казалось, что все это между ними были по-настоящему. А самое мерзкое то, что она снова и снова надевала свою мини-юбку, подпрыгивала так, что сиськи тряслись, грозя вывалиться из блузки, говорила громким голосом, все тем же голосом, которым страстно выкрикивала имя Рона по ночам, проходила в непростительной близости от него, обдавая своим терпким женским ароматом. Пошлым ароматом, сказал бы Рон, если бы так можно было классифицировать духи.

Снова и снова он ловил себя на том, что хочет ее. Снова и снова он забывал о том, что должен ненавидеть ее, что раньше он испытывал к ней отвращение. Снова и снова Гермиона, которая заявила, что до следующего раза нужно ждать две недели, отдалялась от него еще дальше. И он уже как будто бы не страдал по этому поводу. Зачем ему Гермиона, с которой надо сюсюкаться, когда есть Панси, которую можно просто трахать, а она еще будет кричать от счастья.

Рон просыпался ночью в поту, Рон не дрочил на журнал с ведуньями, извращенные сцены жили в его голове сутками, не нуждаясь в вещественном подкреплении. Рон засматривался на нее до неприличия долго и ловил стояк прямо во время урока.

Рон сходил с ума.

* * *


И вот когда ждать он больше не мог, когда Гарри начал спрашивать, все ли в голове у Рона в порядке, тогда Рон понял — умрет, если не трахнет ее по-настоящему.

Придумывать чего-то долго не пришлось, он просто написал ей письмо с просьбой о встрече. Не подписал, конечно — едва ли Паркинсон придет на свидание к Уизли. А вот к таинственному незнакомцу — кто знает.

Он продумал десять миллионов речей, но все они были дурацкими. Ни одна из них не выражала то, как он сходит с ума. Как не может смотреть на нее, потому что она восхищает его целиком: с ног до головы, от кончиков ногтей до кончиков волос. Даже ее лошадиный гогот, который смехом-то не назовешь, и тот восхищал его. Он помешался. Рон Уизли забыл о том, что он любит Гермиону Грейнджер и ревнует ее ко всему, что шевелится. Он помнил только сумасшедшие сны, в которых Панси Паркинсон сводила его с ума.

Самое удивительное было в том, что она пришла. Она стояла у окна, как в тот раз, когда он впервые застал ее один на один. Но сейчас слез не было. Было презрительное удивление.

— Что ты здесь забыл, Уизли?

Он смотрел на нее, не зная, как начать, слова крутились на языке, но все какие-то неправильные.

Медленно до нее начало доходить.

— Так это ты прислал мне письмо?

Он кивнул, ощупывая ее взглядом. Вроде все уже видел, но так хотелось проверить, действительно ли это все правда.

— А я думаю, чего ты на меня пялишься в последнее время, — задумчиво проговорила Паркинсон, рассматривая свой маникюр. Темно-зеленые ногти. Именно они исполосовали ему всю спину. Во сне.

— Я люблю тебя, — заявил Рон, чувствуя, как уши снова выдают его смущение.

Паркинсон посмотрела на него серьезным взглядом и тут же визгливо загоготала. Она ржала, как лошадь, хлопая ладонью по подоконнику и топая ногой. Хохотала так, что у нее, наверное, заболел живот. А Рон все ждал. Терпеливо смотрел на ее потуги целую минуту и ждал.

— Ты с какого дерева свалился, Уизли? Ты что ли желание проиграл?

— Я говорю правду, — пробормотал Рон, но она почему-то снова смеялась. Что смешного? Непонятно.

Неожиданно приступ прекратился, и Панси подошла близко-близко. Протянула руки, взяла его лицо в ладони и притянула к себе.

«Вот сейчас, — промелькнула шальная мысль. — Все будет как во сне».

Паркинсон засосала его в поцелуй, бесцеремонно проникая языком в его рот. Рон обхватил ее за талию, прижимая к себе. Она тут же вырвалась.

— Ты руки-то убери, Уизли. Все, я спасла твою жопу? Не знаю, насколько изобретательны гриффиндорцы в желаниях, но у нас за неисполнение плохо приходится.

— Ты так ничего и не поняла? — спросил Рон, глядя ей в глаза. — Я сказал, что люблю тебя.

Панси всмотрелась повнимательнее, на секунду забыв про хохот. И в глазах ее промелькнул испуг.

— Иди к боггарту, Уизли, — заявила она.

— Ты свела меня с ума! — он подался вперед, с жаром объясняя ей простые истины. Почему она не верит?

— Зря я тебя поцеловала, идиот. Отвали, понял?

— Ты снишься мне! Зачем ты проникла в мою голову? Ты не даешь мне нормально жить.

Он подскочил к ней, схватил ее в охапку, пытаясь поцеловать.

— Я хочу тебя!

Панси снова вывернулась и залепила Рону смачную пощечину.

— Обалдел? Я сказала, отвали! Вы, гребанные гриффиндорцы, вам услугу оказываешь, а вы, оказывается, все там конченые извращенцы. Не подходи ко мне!

Она быстрым шагом ушла к себе, топая ногами по полу. Рон так и стоял в коридоре, ничего не понимающий, ошеломленный, слетевший с катушек.

* * *


Рон больше не решился на признание. Слизеринки смотрели на него, как на идиота. Весть дошла и до Гермионы, поэтому она с ним не разговаривала. Гарри постоянно спрашивал: «О чем ты думал?» — а Рон не знал сам, о чем. Она была такая развратная в этом сне, у него был самый лучший секс, хоть и не настоящий. Он был уверен, что она тоже хочет его. Но все это ему причудилось.

Он перепутал мечты с реальностью, забыл о том, что Панси Паркинсон вообще-то одна из тех, кого он считает врагами, забыл, что может снова ранить Гермиону, и остался при всем при этом единственным дураком.

Но самое странное — он не страдал из-за того, что над ним смеются, что выставил себя идиотом, что потерял доверие Гермионы. Он страдал лишь из-за того, что Панси Паркинсон ни на секунду не прониклась к нему, не пожелала знать, что она ему интересна и нужна, что он готов на многое ради нее. По крайней мере, он так думал. Он страдал больше всего из-за того, что она даже не дала ему шанс на любовь. Любовь, которая никогда не стала бы взаимной.

Рон Уизли повернул не туда, попал в тупик, и ему нужно было возвращаться обратно.
Автор данной публикации: Nikhroum
Наталья. Первокурсник. Факультет: Хаффлпафф. В фандоме: с 2005 года
На сайте с 1.06.15. Публикаций 2, отзывов 3. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 7.06.15
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
Sasha9 -//- Александра. Старшекурсник. Равенкло. Уважение: 131
№3 от 12.07.18
Случайные публикации творят чудеса. flov
Необычный стиль - интересный, реалистичный, жизненный и увлекательный. Не чувствуется ООСа - все так и было. Я верю в такого Рона и мне бесспорно он нравиться. Спасибище! give_rose
Сообщение редактировалось автором 12.07.2018, 21:40
 
Nikhroum -//- Наталья. Первокурсник. Хаффлпафф. Уважение: 1
№2 от 01.06.15
Штуша
Реалистично...

Спасибо большое за отзыв! На самом деле, у меня постоянные сомнения насчет этой работы: то она нравится, то разочаровывает... Поэтому особенно приятно видеть положительную реакцию)
 
Штуша -//- Яна. Староста. Слизерин. Уважение: 82
№1 от 01.06.15
Реалистично. Типичные подростковые желания Рона. неуклюжесть. Гормоны. Запутавшийся Рон. Правильная Гермиона. И Женщина-вамп Панси. И Рон, оставшийся на бобах) Так ему и надо. Хотя и жалко балбеса.
Старшекурсник Sasha9 пишет:
Интервью с Агапушкой
Староста Della-ambroziya пишет:
Видео «The wolf»
Декан Anastasiya пишет:
Аватарки «Rarity»
Старшекурсник irinka-chudo пишет:
Интервью с Агапушкой
Староста Агапушка пишет:
Арт «Lady Malfoy»
Директор Dalila пишет:
Интервью с Агапушкой
Староста Altra Realta пишет:
Интервью с Агапушкой
Староста Агапушка пишет:
Видео «Remember the dreams»
В поместье Малфоев творятся странные дела. Старшее поколение пытается решить проблему и обезопасить наследника, а он в свою очередь находит приключения везде, где может.
Истинный гриффиндорец всегда смел и отважен, даже если его забросит во времена рыцарей короля Артура.
Решили, что будем призывать?
У Гермионы день рождения, и Том решает вручить ей незабываемый подарок!
Интервью с Bravo angel. Декан Хогса, модератор ДД.

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

7 курс

Гарри Поттер и Дары смерти

подробнее

Эдриан Пьюси

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com