Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Партия длиною в жизнь»
 
Интервью с Miller. Декан Хогса, модератор ДД, редактор Каталога фанфиков.
Качественный часовой фильм самых преданных фанатов, рассказывающий о том, как Том Реддл стал темным магом.
Странная игра в поддавки сводит на нет усилия: ее – держаться в стороне, его – не приближаться. Быть заодно по отдельности – тяжело по определению. Или все-таки невозможно?
В мире после войны не осталось места свету, но Гермиона Грейнджер пойдёт на всё, чтобы разжечь пламя сопротивления. Даже если для этого придётся соблазнить самого опасного мага тысячелетия.
Добро пожаловать! Через несколько минут вы войдете в эти двери и присоединитесь к вашим товарищам по учебе, но прежде чем вы займете свои места, вас распределят по факультетам: Гриффиндор, Хаффлпаф, Равенкло и Слизерин. Пока вы находитесь здесь, Ваш факультет будет для вас семьей. За успехи вы получаете очки, за нарушение правил вы будете их терять. В конце года факультет, набравший большее
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Mystery_fire
Новый пост на стене у Dalila
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Kris_L
Новый пост на стене у Kris_L
Новый пост на стене у Агапушка
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Фанфик «Партия длиною в жизнь» 13+
Библиотека 20.12.15 Отзывов: 2 Просмотров: 1118 В реликвиях у 2 чел. +2
Автор
Бета
Ms. Argent
Статус
Одна случайная встреча спустя много лет может изменить многое. Особенно, пока еще не поздно, и у каждого есть выбор. Остается сделать только первый ход.

Написано на турнир минификов. Тур третий: проблема выбора в условиях войны.
Размер: мини
Жанр: драма, юмор, hurt-comfort
Предупреждения: AU, OOC
Категория: в Хогвартсе, переход на светлую сторону
Персонажи: Альбус Дамблдор, Геллерт Гриндевальд, Том Риддл, Минерва МакГонагалл
10.0
Голосов: 1
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
От автора:


Альбус всегда знал, что надо иметь силы выбрать то, что тебе по душе, и не отступать от этого. Его научил Геллерт. Уж если выбрал что-то — величайшее малодушие просто вычеркнуть это из памяти.
Именно поэтому, встретившись с Геллертом на научном симпозиуме в Париже, Альбус не смог пройти мимо. Что было тому причиной: решение наконец-то взглянуть в лицо своим страхам, попытка вспомнить молодость или любовь? Но спустя тридцать лет разлуки Альбус пожал руку своему самому близкому человеку и даже согласился сыграть с ним в шахматы.
Нет-нет, конечно, это ничего не изменило. Геллерт все еще бредил идеями мирового господства, по-прежнему не умея закреплять отличную стратегию. И всячески пытался показать, что Альбус для него не авторитет, к которому можно прислушаться.
— Мерлин великий, что за узколобость! Ты что, успел в своем Хогвартсе превратиться в законченного книжного червя? — с нескрываемым раздражением говорил Геллерт, радуясь, что он старше.
— Странно, мне казалось, что мои взгляды остались прежние. Придерживаюсь идеалов, которые, как ты мне когда-то говорил, можно найти только в Лондоне, — посмеивался Альбус, осознавая, как ему не хватало этих перепалок.
— О, ты даже помнишь об этом. Я еще говорил, что в Париже есть только бордели — ты за этим здесь, как я понимаю? — проводя атаку Макса-Ланге*, поинтересовался Геллерт.
— Зачем мне бордели, если ты здесь? — спросил Альбус, всего одним ходом разрушая всю стратегию Геллерта.
И через пару ходов стало понятно, что пусть в этом мире всё и меняется, но ничего не исчезает.
Геллерт смахнул шахматную доску и с хлопком аппарировал, оставив их партию недоигранной. Он слишком не любил проигрывать, предпочитая незаконченность. Спустя столько лет Альбус это принял и прекратил держать зло на Геллерта. Ведь вполне очевидно другое: симпозиум по трансфигурации и Геллерт Гриндевальд совершенно несовместимы.
А уже под Рождество Альбус получил короткую записку:
«Так что насчет лондонских идеалов? Заодно возобновим партию».
Так и повелось: они виделись один раз в год, просиживали всю ночь над шахматной доской, разговаривали и никогда не заканчивали игру. Это был мост между таким родным прошлым и непредсказуемым будущим. И повод для новой встречи: более достойного шахматного противника Альбус в своей жизни не встречал. Да и Геллерт, видимо, тоже.
* * *
— Давно хотел сказать, Геллерт. У тебя весьма любопытная вторая палочка, — произнес Альбус, аккуратно расставляя фигуры.
— Вторая? — с искренним удивлением спросил Геллерт.
— Именно. Из темного дерева, подозреваю, что из бузины, — Альбус открыл игру, используя гамбит простых коньков. — Я, конечно, видел только её кончик, но вот футляр оказался очень заметен.
— Ни разу ведь не доставал, — мрачным тоном проговорил Геллерт, перестав ломать комедию и отвечая на шахматной доске классической немецкой защитой. — Где же я тогда допустил ошибку?
— Задумываясь, ты постоянно тянулся к правому карману мантии. А кому как не мне знать, что ты всегда носил кобуру на левом бедре.
— Люди меняются, Альбус.
— Но в чем-то ты консерватор, Геллерт. Даже сейчас: отвечаешь пусть и крепкой, но весьма устаревшей немецкой защитой. Если бы я начал гамбит дракона, ты бы уже потерял две фигуры.
— И зачем же ты мне об этом говоришь?
— Чтобы дать маленький, но весьма эффективный совет, — Альбус развел руками и улыбнулся, — старайся чаще обращать внимание на мелочи.
* * *
— Неплохо так живут ваши директора, — присвистнул Геллерт, оглядывая кабинет. Армандо уехал на все рождественские каникулы поправить здоровье, и Альбусу, как его заместителю, пришлось на время занять директорский кабинет.
— Да, весьма уютно, — согласился Альбус, занавешивая портреты и ставя заглушающие чары.
— Теперь я, наконец, понимаю, зачем дался тебе этот Хогвартс. Если очень хочешь, я могу устроить тебе должность директора в ближайшее время. Ловкость рук и… Ох, да не хмурься ты так, пошутил я, пошутил. Ты определенно стареешь, Альбус.
— Это моя прерогатива, Геллерт, раз ты не планируешь взрослеть.
— Завидуй молча, — отмахнулся Геллерт, играя белыми как обычно: неожиданно, резко, почти не задумываясь. — Лучше послушай меня: я не так давно познакомился с весьма неординарной личностью.
— Да? Любопытно.
— Он маггл, но при этом блестящий оратор и очень многого добился в Германии, — делился Геллерт, продолжая увлеченно атаковывать.
— И чем же он так тебя заинтересовал?
— Есть в нас что-то общее. Он готов рисковать, загорается идеями…
— Тандем двух таких людей может спалить весь мир дотла.
— Через него я получу возможность влиять на магглов и заставлять их делать то, что нужно мне, — проигнорировал его замечание Геллерт.
— А ты уверен, что знаешь, что тебе нужно? — спросил Альбус, ставя ладьей шах королю: заигрываясь, Геллерт всегда терял из вида один из флангов.
— То же, что и раньше, мой дорогой друг. Весь мир у моих ног.
* * *
— Альбус, прекрати витать в облаках и послушай меня, наконец! — стукнул по столу Геллерт. — Мне действительно нужен твой совет, чтобы выбрать…
— Если тебя и правда волнует моё мнение, то я за то, чтобы ты встречал Новый Год в голубой мантии, под цвет глаз…
— Браво, Альбус, засчитано. А теперь давай серьезно.
— Я весь внимание, мой друг.
— Ох, нет, — поморщился Геллерт, — я же вижу, что ты всё еще не здесь. Рассказывай уж, что тебе так покоя не дает.
— Этим летом я общался со многими магглорожденными детьми перед их поступлением в Хогвартс. Один из наших будущих студентов был из приюта, у нас был весьма необычный разговор, который я не могу выкинуть из головы. Мальчик так юн, а у него уже такое чёрствое сердце…
— Прекрасно, Альбус, просто прекрасно! Что мои скудные проблемы по сравнению с твоей трагедией вселенского масштаба? Озлобленный ребенок против выбора продолжать ли аннексию Европы? Ох, безусловно, я бы на твоём месте думал бы лишь об этом… как его звать-то?
— Том Реддл, — Альбус улыбнулся, глядя на возмущенного Геллерта, — но, безусловно, твой выбор будет поважнее моего. Только зачем тебе моё мнение, если мы оба знаем, что ты меня не послушаешь?
— Конечно, ты бросил меня, но это совсем не говорит о том, что я не учту твою позицию по этому вопросу.
— Геллерт, а ты ничего не путаешь? — обманчиво спокойным тоном спросил Альбус.
— Даже, если и путаю, какая теперь разница? — раздраженно заметил Геллерт, пропуская белого офицера. — Сделанного не воротишь. Тогда мы оба с тобой сделали неверный ход.
— А может, это как раз и было единственно верным решением?
Рука Геллерта с ладьей замерла над доской. Но Альбус понимал, что прав: они не могли начать жизнь заново, как эту шахматную партию. Каждый их выбор порождал новый путь, совершенно непредсказуемый и не поддающийся расчетам.
Вот только тот Геллерт, которого Альбус знал в молодости — бескомпромиссный и беспринципный — после такой фразы ушел бы, чтобы больше не вернуться. Сейчас Геллерт уже стал другим, именно поэтому он сделал ход ладьей и, глядя прямо в глаза Альбусу, спокойно ответил:
— Если бы это было правильным, меня бы здесь не было.
* * *
— Я должен тебя поздравить, — произнес Геллерт вместо приветствия, — твоя статья о применении крови дракона просто взорвала общественность.
— Что мои достижения по сравнению с твоими, мой дорогой друг? — ответил Альбус, расставляя фигуры на доске. — Ты успешно идешь к своей цели. Часть Европы уже у ног твоей «любопытной личности». Но что дальше, Геллерт? Северная Европа так просто не сдастся. И Франция тоже.
— Мы с тобой оба знаем, что их магглы не подготовлены. Война уже идет, но я постараюсь обойтись без большого количества жертв ради твоих гуманистических принципов.
— Мои гуманистические принципы отрицают любую войну.
— И любое вмешательство, — ехидно заметил Геллерт.
— Тебе так хотелось бы сражаться против меня? — удивленно спросил Альбус.
— Для разнообразия можно было бы. А то достойный соперник у меня, увы, только в шахматах… Как там, кстати, тот твой мальчик? Том, кажется.
— Я присматриваю за ним, — Альбус защитил проходную пешку и задумчиво осмотрел поле, — он ведет себя безукоризненно, но я все равно чувствую… опасность. А вариантов, чтобы иметь… не то чтобы контроль над ним, но некое влияние, я на данный момент не вижу.
— Знаешь, в чем твоя проблема, Альбус? — Геллерт улыбнулся и дотронулся до злополучной пешки. — Когда тебе важна пешка, ты начинаешь окружать её сильными фигурами. Но они могут понадобиться и в других углах поля. Почему за пешкой не может присмотреть другая пешка? Подумай над этим.
* * *
— Что я могу сказать тебе, Геллерт? Если кто-нибудь узнает, что ты так запросто захаживаешь в гости, мне точно несдобровать, — заметил Альбус, в глубине души радуясь, что он всё-таки пришел.
— Неужели я наконец стал в Англии персоной нон грата? — довольным тоном спросил Геллерт.
— Не думал, что тебя это развеселит.
— Гораздо больше меня забавляют двое детей, которые ловят каждое наше слово, — Геллерт резко взмахнул своей второй палочкой, дверь распахнулась, и их взору предстали два третьекурсника, которых Альбус знал слишком хорошо.
— Минерва, Том, какой неожиданный сюрприз. Пусть сейчас и каникулы, но мне казалось, что время отбоя давно прошло. Или мои часы опять спешат?
— Нет, профессор, всё верно, — опустила глаза Минерва МакГонагалл, — мы немного засиделись… в библиотеке. А потом Том мне сказал, что видел…
— Страшного волшебника, пробирающегося по тёмным коридорам? Что ж, вы очень любите своего преподавателя, мистер… — с ехидной улыбкой проговорил Геллерт.
— Реддл, — Том, в отличие от Минервы, не опустил глаза, а смотрел прямо на них. Геллерт одобрительно хмыкнул и подмигнул Альбусу.
— Что ж, рад с вами познакомиться, молодые люди, — и, на мгновение спародировав голос Альбуса, продолжил: — Не желаете чаю?
Минерва удивленно посмотрела на взрослых и серьезных мужчин, чей покой они посмели нарушить, а Том наклонился к ней и тихо шепнул на ухо:
— А я говорил тебе, что он похож на Гудвина.
— Я, конечно, великий, но все-таки не такой уж ужасный, дорогой Том, — заметил Геллерт, явно наслаждаясь ситуацией. Что ему нравилось больше — восхищение, смешанное со страхом, в глазах детей или возможность показать, как расположить к себе Тома, Альбус и сам не знал.
* * *
— Сегодня никаких разговоров, — сказал Геллерт, едва переступив порог кабинета.
— С учетом того, что мы не виделись два года, я не ожидал от тебя даже этой фразы, — ответил Альбус, испытывая непередаваемое облегчение оттого, что Геллерт все-таки вновь появился в Хогвартсе, пусть даже и не в традиционный для их встреч день.
— Просто я знаю, что весь твой вид будет говорить об одном: «А я же говорил…». Еще и слушать это сейчас не хочется, — Геллерт смахнул все пергаменты со стола и уронил руки на столешницу.
— Если бы я всегда, когда оказываюсь прав, так говорил, кто-то из нас уже давно решился на убийство.
— Сейчас ты должен добавить: «Но позволю себе заметить, что я действительно тебя предупреждал насчет этого Адольфа…»
— Я тебе всего лишь говорил, что когда на человека покушаются его же соратники — это наводит на мысли, — проговорил Альбус, доставая из шкафчика прекрасную медовуху. В данный момент это был лучший способ отвлечь Геллерта от самобичевания.
— А еще ты говорил о мире, сгоревшем дотла.
— Но тогда ты сделал свой выбор. Хотя возможность остановиться есть всегда, — продолжил Альбус, протягивая ему стакан.
— Ты предлагаешь мне бросить всё на полпути? Отказаться от борьбы?
— Геллерт, ты хороший стратег. Давай смотреть на вещи объективно: перелом в войне происходит буквально в данную минуту. Не в пользу Германии. Я понимаю, что для тебя это значит, но маги должны прекратить участие в войне. Победа СССР — всего лишь вопрос времени. Тебе надо пойти на соглашение сейчас, пока ты еще на вершине колеса.
— Ты бы поступил именно так, конечно, — задумчиво произнес Геллерт, делая глоток медовухи. — Как знать, может, теперь и правда стоит послушать твой совет?..
В этот момент в дверь тихонько постучали — и на пороге возник Том Реддл. После знакомства с Геллертом он стал иногда захаживать к Альбусу и разговаривать на различные темы. Чаще вместе с Минервой, которая была любимой ученицей Альбуса, но иногда Том приходил и один. И в такие дни Альбус замечал, насколько Том стал копировать манеру поведения Геллерта: он стал чуть более открытым людям, при этом оставаясь не менее высокомерным, и вовсю использовал своё обаяние, чтобы создать вокруг себя круг друзей-почитателей.
И Том пытался хвастаться этим перед Альбусом, он начал желать его одобрения. Восхищение Тома Геллертом каким-то непостижимым образом затронуло и его отношение к Альбусу. Хотя, конечно, свою роль сыграла и дружбы Тома и Минервы: совет Геллерта и правда оказался весьма действенным.
— Томас, какой приятный сюрприз, — произнес Геллерт, улыбаясь и пожимая ему руку. — Вы что ж, следящие чары установили на кабинет Альбуса? Ловко-ловко, ничего не скажешь.
— Я… просто… очень хотел поговорить с вами, — проговорил Том, справившись с легким смущением.
Альбус ободряюще улыбнулся ему, стараясь показать этим, что он совершенно не злится из-за этих чар. Хотя неприятный осадок из-за внезапно прерванного разговора с Геллертом всё-таки присутствовал.
— Может, медовухи? Мне кажется, так разговор пойдет проще. Альбус, молчи: все-таки не ты спаиваешь своего ученика, это делаю я.
— Благодарю, мистер Гриндевальд. Только все-таки мое имя не Томас, а Том: моя мать не смогла придумать ничего умнее, — поморщился он.
— Вы наконец смогли что-то узнать о своей семье? — заинтересованным тоном спросил Геллерт.
— Да, на этих каникулах, — ответил Том, и в его глазах зажегся злобный огонёк, — мой отец — обычный маггл — живёт и здравствует. А мать принадлежала роду Гонтов.
— О, я совершенно не удивлён, что вы принадлежите такому древнему роду, учитывая, что мне рассказывал Альбус о ваших талантах. Но о чём же вы хотели попросить меня?
— Я хотел бы учиться у вас, а после окончания учёбы присоединиться к вам. Но только… я хочу понять. Вы используете магглов как марионеток, но они же не заслужили даже этого. О каком снисхождении к ним может идти речь?
В голосе Тома было столько ненависти, что Альбус снова почувствовал тот самый страх, который долго не покидал его после знакомства с Томом в приюте. Геллерт какое-то время рассматривал свой стакан с медовухой, а потом тяжело вздохнул.
— Мой дорогой Том… слышал я уже такие речи от умного и талантливого человека. Вы хотите и можете подняться высоко, у вас большие амбиции, но все эти мысли о чьем-то истреблении, — Геллерт поморщился, — это так по-маггловски. Не думаю, что вы очень хорошо знаете историю магглов. Так что поверьте моему опыту: никогда фанатизм не приводит к победе.
— Но…
— Я еще не договорил. До вашего прихода мы беседовали с Альбусом. Я всегда доверял его интуиции и чутью. Вот и сейчас я прихожу к выводу, что он прав, что эту войну надо заканчивать сейчас, пока я окончательно её не проиграл. А всё из-за чужой мании в вопросах чистокровности…
— Но у волшебников всё совсем иначе! — горячо воскликнул Том. — Наша чистая кровь действительно важна, чистокровные волшебники сильнее, они стоят выше…
— Здесь скорее загвоздка в английской элитарности, — резко проговорил Геллерт, — давайте мы будем рассуждать логически. Мать Альбуса была магглорожденной волшебницей — и согласитесь, мне даже не надо говорить о его магическом потенциале. Насколько я помню, отец вашей подруги Минервы маггл. Так же, как и ваш. Но вы с ней два самых перспективных ученика на курсе. А сколько старых чистокровных родов вымерло именно по причине нежелания смешивать свою кровь? Мне кажется, уверенность в превосходстве чьей-то крови это самое худшее, что маги взяли от магглов: достаточно вспомнить старые королевские семьи.
Геллерт пригубил еще медовухи и внимательно взглянул на хмурого и сосредоточенного Тома, который определенно не ожидал такой реакции. Альбус вздохнул и мягким тоном произнес:
— Геллерт, конечно, иногда считает себя истиной в последней инстанции, но он всегда готов выслушать контраргументы, Том. Если тебе есть, что сказать, мы готовы тебя выслушать: все-таки мы уже старые люди, может, и правда не понимаем чего-то?
Услышав «старые люди», Геллерт возмущенно уставился на Альбуса, но на лице Том появилось некое облегчение.
— Спасибо, профессор Дамблдор. Я знаю и очень благодарен вам за то, что вы можете выслушать меня как равного. Просто я не задумывался над этой проблемой под таким углом, о котором сейчас сказал мистер Гриндевальд. Возможно, в следующую встречу…
— К вопросу о следующей встрече, — Геллерт улыбнулся так, будто у него родилась очередная гениальная идея, — Том, чтобы не быть голословным, я хотел бы пригласить вас погостить летом, если, конечно, у вас нет других планов…
— Я был бы очень рад, правда.
— И, я надеюсь, Альбус тоже составит нам компанию. А то, знаете ли, работа над мирными договорами весьма многообразная и требует различных дипломатичных шагов. Заодно Том, вы увидите, к чему приводит маниакальная политика.
…Когда Том, слегка пошатываясь после двух стаканов медовухи, был отправлен в гостиную Слизерина, Альбус долго смотрел на притихшего Геллерта и спросил:
— Зачем?
— У мальчика есть потенциал, но нет ни семьи, ни образца для подражания. Ему надо взглянуть на реальный мир под чьим-то руководством, пока он не натворил глупостей. Я сам был таким же.
— Геллерт, ты прекрасно знаешь, что я спрашивал не о Томе.
— Если я все-таки послушаюсь твоего совета, то я хочу, чтобы ты был рядом. Твоё умение угодить всем понадобится мне. Ты ведь сам хотел мира и окончания войны.
— Геллерт…
— Ох, Альбус, прошу тебя! Разве тебе не надоело использовать все свои таланты только на шахматном поле? Разве тебе не хочется сыграть партию на реальном поле — и не против меня, а вместе? Ведь это ты всегда говорил, что каждый человек имеет право на второй шанс.
Альбус улыбнулся и кивнул. Да, каждый имеет право на второй шанс. И он уже давно сделал свой выбор, заговорив с Геллертом тогда, в Париже. Так почему бы не начать другую игру, основанную не на жажде власти, а на жажде мира?
Первый ход все равно уже сделан.
Автор данной публикации: lonely_dragon
lonely_dragon. Староста. Факультет: Гриффиндор. В фандоме: с 2002 года
На сайте с 22.03.15. Публикаций 31, отзывов 237. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 7.05.18
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
lonely_dragon -//- lonely_dragon. Староста. Гриффиндор. Уважение: 99
№2 от 18.01.16
Bravo angel
Ох, ждала-ждала я твоего отзыва, а потом замоталась - и только увидела))
Я очень-очень рада, что тебе понравился фик!) Геллерт... он мне всегда был по-своему симпатичен, и, как мне кажется, в каноне был именно таким - обаятельным, напористым и решительным))
Пара Минни-Том - да-да, я её люблю, она мне близка, как и Минни-Альбус) Просто мне кажется, что Минерва могла отправить Тома на правильную дорогу)

Шахматы - это особое дело) Люблю в них играть, и поэтому легко удавались эти параллели))

Я рада, что тебе эта АУшка так пришлась по душе)) Честно говоря, я вижу к ней сиквел - этакий юморной драббл) Том репетирует свою первую речь министра магии перед Альбусом и Геллертом... Думаю, как-нибудь будет настроение, и я его таки напишу)))
 
Bravo angel -//- Полина. Декан. Хаффлпафф. Уважение: 261
№1 от 14.01.16
Я не самовлюбленный. У меня просто кость шикарная.
Отличный, нет, просто шикарный фанфик! После прочтения одного макси, в котором Гриндевальд был одним из главных героев. я прониклась к нему симпатией. Весёлый малый) И здесь я увидела его потрясающий образ... Вспыльчивость, когда он уходил, не желая проигрывать, преданность своим идеям, обаяние и харизма: он так впечатлил юного Тома! И Дамблдор отличный получился, совсем как в фильме: тихий, но очень наблюдательный, нет этой резкости, дёрганности и налёта глупости... И ещё была рада увидеть Минни в паре с Томом)) Милые детки, ничо не скажешь)

Очень круто вписались шахматы. И, я бы сказала, рост Геллерта) В конце, в счастливом конце он остался и доиграл. По-моему, огромный шаг. Не в шахматах, конечно. Хотя и в них тоже.)

А ещё мне здесь жутко понравился Том! Уверена, что после слов Геллерта, его, скажем, кумира, он точно поменял свои взгляды на мир.Ещё бы, когда такой лидер раскладываем всё по полочкам и приглашает в гости на лето!)) И Дамблдор не собачился с Риддлом... приятная всё-таки АУшка, очень круто повышает настроение. Спасибо огромное :3

Можно ли рассчитывать на вторую часть?))
---
Я не говорю, что я Бэтмен, только утверждаю, что никто и никогда не видел меня и Бэтмена одновременно.
Старшекурсник Агапушка пишет:
Кубок Хогса: Арты и Рисунки
Старшекурсник Агапушка пишет:
Выручай-комната
Декан Miller пишет:
Выручай-комната
Старшекурсник Della-ambroziya пишет:
Выручай-комната
Декан Miller пишет:
Выручай-комната
Старшекурсник Агапушка пишет:
Выручай-комната
Старшекурсник Della-ambroziya пишет:
Кубок Хогса: Арты и Рисунки
Декан Miller пишет:
Интервью с Miller
Старшекурсник Della-ambroziya пишет:
Интервью с Miller
Старшекурсник Минори пишет:
Фанфик «Невеста полоза»
Старшекурсник Минори пишет:
Видео «Niech mowia ze to nie j ...
Декан Bravo angel пишет:
Интервью с Miller
─ Я в любой момент могу уйти отсюда, Поттер, и жить твоей жизнью, превращая ее в то, что захочу. Я, а не ты, жалкий, запертый в собственном сознании подросток! ─ У-у-у, как грубо, Том. Тогда объясни, почему же ты, всемогущий Риддл, запертый в чужом теле, все еще здесь?// Внимание: небольшое отклонение от фанфика «Все, что от меня осталось».
Решили, что будем призывать?
Она спит с отцом! И давно у них это? Месяц, год, больше?.. Как часто она бывает в поместье? Совершенно неуместно приходит мысль: хорошо бы оказаться в такой момент дома, чтобы…Чтобы что? Написано на Второй Хогсовский аукцион "Снитч" для FoxAlica (лот №18)
Наконец-то появился первый официальный трейлер. Давайте же посмотрим, что там интересного такого.

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

7 курс

Гарри Поттер и Дары смерти

подробнее

Гарри Поттер

Мальчик-который-выжил, герой войны, основатель од, студент гриффиндора, капитан команды по квиддичу, аврор

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com