Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Dead June»
 
Качественный часовой фильм самых преданных фанатов, рассказывающий о том, как Том Реддл стал темным магом.
Наконец-то появился первый официальный трейлер. Давайте же посмотрим, что там интересного такого.
Специально для конкурса "Рождественское вдохновение" по мотивам фанфика Evanesco "В шесть часов вечера после войны"

"Она уже засыпала, положив голову на его плечо, когда пришедшая в эту голову мысль вдруг заставила ее резко приподняться и взглянуть в его умиротворенное лицо".
Издеваемся над Грейнджер, получаем удовольствие.

1) Пояснение: данный фанфик является чемпионом (среди моих) по самовольным публикациям, а главное, по плагиату. Поэтому я пользуюсь любым случаем, чтобы заявить - он мой. Герои - Роулинг, а фанфик мой и только мой. Выстраданный и любимый.

2) Обложка есть. А иллюстраций - нет :(
2) С 12/11/2014 - есть иллюстрация! Спасибо, Ташка!
Добро пожаловать! Через несколько минут вы войдете в эти двери и присоединитесь к вашим товарищам по учебе, но прежде чем вы займете свои места, вас распределят по факультетам: Гриффиндор, Хаффлпаф, Равенкло и Слизерин. Пока вы находитесь здесь, Ваш факультет будет для вас семьей. За успехи вы получаете очки, за нарушение правил вы будете их терять. В конце года факультет, набравший большее
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Mystery_fire
Новый пост на стене у Dalila
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Kris_L
Новый пост на стене у Kris_L
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Halfblood
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Фанфик «Dead June»
Библиотека 01.11.17 Отзывов: 0 Просмотров: 426 В реликвиях у 0 чел. 0
Автор
Бета
александра86
Статус
Скорпиус увядает от неизвестного недуга. Драко начинает подозревать Беллатрису к причастности. В замке не слышится звонкого смеха малыша, его восторженных криков от полетов на метле вместе с отцом. Малфои словно утратили свет, а июнь казался мертвым. Смогут ли они спасти своего сына?
Размер: мини
Жанр: hurt-comfort
Предупреждения: AU, OOC, ER
Категория: вне Хогвартса, лето, предательство, дети, в браке
Пейринг: Драко-Гермиона
Персонажи: Драко Малфой, Гермиона Грейнджер, Нарцисса Малфой, Скорпиус Малфой, Беллатрикс Лестрейндж
0.0
Голосов: 0
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
Гермиона, приподнимая пышные юбки лазурного цвета, устремилась наверх, в свои покои. Ей нездоровилось весь день, голову словно обхватил раскаленный обруч, а ноги едва держали. Девушка отворила дверь и вошла в спальню, насладившись прохладой, царившей в помещении. За окном разгорался знойный день, убивавший все желание совершать прогулки около замка. Гермиона изнывала от жары, ее состояние здоровья ухудшилось из-за этого палящего солнца, поэтому она заняла любимое место у дальней стены, за большим резным столом. Она поблагодарила Мерлина за тень и прохладу, открыла большой старинный фолиант, украшенный драгоценными камнями и принялась читать. Строчка за строчкой, она поглощала текст, в надежде обнаружить там хоть что-нибудь из того, что поможет избавиться от недуга, нависшего грозным вороном над их маленьким сыном.

Скорпиус увядал на глазах: малыш почти ничего не ел и часто плакал, по ночам ему снились кошмары, а под глазами расползались темные круги. Драко пытался веселить сына уменьшенной копией игры в квиддич, выводил его как можно чаще на большой балкон, чтобы показать созвездия и выпустить патронус, который с каждым днем вызывать было все труднее, ведь малочисленные светлые воспоминания из прошлого перекрывались жутким настоящим, в котором над двумя странами, которые должны совсем скоро объединиться, нависла угроза из-за оппозиции, а маленький сын, единственный наследник, увядал на глазах. Гермиона не сдерживала слез каждый раз, когда видела горькую улыбку на лице своего мужа, объяснявшего ребенку что означает то или иное созвездие. Но она знала, что за улыбкой этой не было ничего, кроме боли и едва уловимой надежды. Надежды на то, что все изменится к лучшему. А в последнее время он и вовсе почти не приходил в сознание, что повергло в ужас всех Малфоев.

— Милая, ты не видела мою тетушку? — Гермиона даже не заметила, как ее муж вошел в спальню. Он подошел к ней и обнял сзади, вдыхая аромат волос. Такой родной и любимый.

— Нет, с самого утра не встречала ее, — Гермиона пожала плечами. Ей не нравилась Беллатрисса, совсем не нравилась. С момента их знакомства и по сей день женщина отталкивала от себя, говорила много плохого в сторону самой Гермионы и их брака с Драко, косо смотрела на мальчика, а при упоминании предстоящего бала по случаю возобновления отношений и слияния с соседним королевством, вовсе менялась в лице. — Я боюсь ее, Драко. Иногда начинает казаться, что она причастна к болезни Скорпиуса… Мерлин, что за мысли меня посещают!

— Тише, Гермиона, все нормально, — мужчина пытался успокоить жену. Он поцеловал ее в щеку, прижался к ее спине еще крепче. Он и сам иногда думал, что его тетка замышляла что-то, но пока не получил ни одного доказательства этому. — Я уже получил ответ от лучшего целителя России. О нем едва ли не легенды слагают, даже королевскую особу он попросил немного обождать прежде, чем закончит с тяжело больными в Москве. Мистер Романов согласился прибыть сюда послезавтра, так что я надеюсь на его способности, которые помогут нашему сыну как можно скорее вновь обрести нормальную жизнь и здоровье.

— Ох, как бы хотелось на это надеяться! — девушка закусила губу, чтобы вновь не расплакаться.

— Так надейся, милая, — Драко развернул жену к себе и обхватил ее лицо ладонями. В карих теплых глазах, не утративших еще полностью свой огонек, читался страх и сомнение. — Все, что у нас есть сейчас — надежда. Не станем открещиваться от нее, пока Романов не приехал, пока мы сами не нашли способ вернуть нашего сына к нормальной жизни. Мы все сможем преодолеть, любовь с нами, как и сила семьи. Я люблю Скорпиуса и тебя, Гермиона. Отдам жизнь за вас, лишь бы не видеть такого взгляда, каким ты сейчас смотришь на меня. Все наладится, милая, верь мне.

— Я тебе верю, Драко, — девушка рванула на себя Драко за ворот его кафтана, чтобы их губы слились в поцелуе. Отчаянном, наполненном болью, но все таким же пылким, как раньше. Они были вместе чуть больше пяти лет, но страсть по силе не уступала той, что зародилась в самом начале их отношений.

— Тебе нужно отдохнуть, — оторвавшись от сладких любимых губ, мужчина попросил жену прилечь. Она согласилась с тем, что ей стоит немного вздремнуть, пока Драко и Нарцисса присмотрят за Скорпиусом.

— Мама, ты хорошо себя чувствуешь? — спросил Драко, когда вошел в отдельную спальню, где спал ребенок.

— Да, все в порядке. Эльза сделала мне травяной чай, я даже съела пирожное, — женщина улыбнулась. Она всегда старалась держать голову высоко, чтобы не показывать боли, подавать пример, не волновать сына еще больше.

— Тебе тоже стоит вздремнуть, тем более, сейчас самый разгар жары, — мужчина нахмурился. Он беспокоился за состояние своей матери, хлопотавшей не меньше, чем прислуга. Она переживала за своего внука так сильно, что не спала по ночам. Также, как супруги, искала способ побороть проклятье и писала самым именитым целителям со всего мира, предлагая любые деньги за осмотр мальчика, но десяток лучших врачей, которые уже побывали в замке, лишь разводили руками.

— Ты сам когда в последний раз хорошо спал, сынок? — Нарцисса протянула руку, чтобы Драко мог сжать ее ладонь и подойти ближе. — Вам с Гермионой стоит как можно больше отдыхать, а мы присмотрим за малышом.

— Мама, я хотел тебе кое-что сказать, — мужчина прочистил горло прежде, чем высказал свои опасения: — Мне кажется, что тетушка не чиста. Она слишком охотно поселилась в замке, хотя всю жизнь ненавидела это место. И она слишком много времени проводит в подземельях, около лаборатории, мне это не нравится.

— Белла может быть разной, — женщина вздохнула. — Она извинялась, говорила, что старается быть более мягкой, хоть и не всегда это удается. У нее всегда был своенравный характер, более жесткий, чем у меня. В прошлом мы часто ругались и не во всем понимали друг друга, но сейчас ведем беседы и Белла уже не такая жесткая, как была раньше. Я думаю, что мы не имеем права обвинять ее в чем-либо, пока нет неоспоримых доказательств, Драко.

— В таком случае, я их обязательно добуду, — серьезно сказал мужчина. Он не собирался сводить глаз с Беллатрисы в ближайшее время — она действительно не вселяла доверия.

— Только будь осторожен, сынок. Белла очень сильна в темной магии, — предупредила Нарцисса.

— Я тоже не мальчик, — Драко не сдержался от мальчишеского бахвальства. — Ступай отдыхать, мама.

— Хорошо, только я распоряжусь, чтобы тебе принесли ужин, а то выглядишь так, словно тебя поцеловал дементор, — женщина нахмурилась. Она хотела, чтобы сын и его жена как можно больше отдыхали, поэтому старалась проводить как можно больше времени с внуком.

— Спасибо, все будет хорошо, — мужчина помог матери подняться и поцеловал ее прохладную ладонь.

Когда Нарцисса покинула спальню, Драко присел на край кровати и посмотрел на своего сына. Скорпиус спал, но что сон этот был тяжелым было понятно по бисеринкам пота на лбу, по темным кругам под глазами и изредка подрагивавшим пальцам. Малфой до боли закусил губу — больно смотреть на ребенка, увядавшего от неизвестной болезни, а может быть и мощного проклятья. В замке стояла мертвая тишина. Не слышался звонкий смех мальчика, его восторженные вскрики, когда Драко подкидывал Скорпиуса вверх, а потом ловил; когда Гермиона щекотала его, целовала в румяные щечки и купала. Была только густая болезненная тишина, омрачавшая душу. И вдвойне тяжелее было видеть такой же увядшей и свою жену.

Они с Драко думали о втором ребенке, но на почве сильного стресса Гермиона не могла забеременеть. Но она держалась стойко, не многие бы смогли выдержать такую трагедию в семье, а эта девушка, когда-то с первого взгляда пленившая Малфоя, могла держать спину ровно в моменты, которые далеко не все, прожженные опытом, взрослые люди могли вынести. Маленький огонек надежды все же теплился в груди Драко. Он все еще видел в будущем их уже вчетвером, со здоровым Скорпиусом, бережно ведущим за ручку свою маленькую сестренку.

— Все будет хорошо, мое солнце, — мужчина провел рукой по золотистым волосам мальчика.

***


— Куда ты? — Гермиона проснулась от того, что почувствовала движение.

— Хочу немного свежим воздухом подышать, — Драко погладил жену по плечу. — Спи, я скоро вернусь.

— Я буду ждать, — девушка повернулась на другой бок и чуть придвинулась к краю, на нагретое мужем место, чтобы сохранить его таким же теплым к его возвращению.

Драко надел брюки и рубаху, незаметно взял палочку, обулся и покинул спальню. Его внутренности разгрызало желание проследить за теткой, узнать ее истинные мотивы — он все еще не доверял ей. Порой казалось, что по замку разносятся тихие и страшные завывания, особенно по ночам, причем, около спальни Скорпиуса они слышатся четче. Уже неоднократно Драко, когда дежурил у постели сына, ощущал смрадное дыхание около себя, тихий вой и ледяной холод, что заползал в покои, даже в июне.

Тихо продвигаясь в сторону подвала и сжимая палочку в руках, Малфой испытывал волнующее чувство, что разгадка кроется именно за массивными дверями, маячившими впереди, как заветный ключ к тайне. Дыхание мужчины становилось тяжелым, вырывалось из легких уже с трудом, когда он отворил дверь и скользнул внутрь. Сначала на него налетела кромешная тьма, принося с собой поток ужаса, но Драко взял себя в руки и осветил себе путь мерцающим огоньком, возникшим на конце палочки. Шаг за шагом, он продвигался дальше, к тому месту, где стояли столы, склянки и множество зеркал. Мужчина, затаив дыхание, рассматривал древние руны, которыми были исписаны резные рамы зеркал. Это уже наталкивало на страшные мысли — Беллатриса проводила здесь время, и уж точно не чай пила.

Подойдя к одному из зеркал, Драко попытался прочитать вязь рун, опоясавшую мутное стекло. Но он понимал лишь обрывки — знаки были слишком древними. Вытянуть, полночь, дорога, вечность… Слова не складывались в связные предложения, которые могли бы пролить свет на страшную тайну, которая здесь хранилась. Малфой взглянул на отражение, но не увидел там себя. Отпрянув, он споткнулся о что-то, но сумел сохранить равновесие. Почему он не видел себя в отражении? В пыльном омуте зеркала была только тьма и ничего больше.

Послышалось глухое эхо. Драко вздрогнул и направил палочку в самый дальний угол, откуда исходил шум. От страха словно все внутренности прилипли к костям, но мужчина продолжал двигаться на источник звука. Он был готов отразить любую атаку, драться насмерть ради своей семьи. Кровь пульсировала в ушах, кончики пальцев начинали подрагивать от напряжения. Драко вплотную приблизился к углу, в котором стояли старые сундуки, покрытые толстым слоем пыли. Один из них, однако, почти сверкал, словно его натерли до блеска. Сглотнув, мужчина попытался открыть его, но ничего не вышло — на замок наложили несколько мощных запирательных заклинаний.

Малфой вздохнул. Ему казалось, что он близок к разгадке, но она таилась в древних рунах и в сундуке медового цвета. Драко попытался совладать с вихрем эмоций, налетевших на него от неудачи, которую он потерпел. Стоит снять копию с этих рун на зеркале и воспользоваться библиотекой, чтобы расшифровать их. Просить помощи у жены Драко не собирался, ей и так было тяжело. Он посчитал, что должен сам разобраться, не привлекая семью к этому расследованию, пока ситуация не прояснится. Сняв копию рун, мужчина покинул жуткое помещение, вернулся в спальню, где лег рядом с женой, прильнувшей к нему в поисках тепла, но уснуть не мог еще долго.

***


Утром следующего дня Драко проснулся разбитым. Ему удалось поспать около часа — темные кошмары, в которых Беллатриса, склонившись над Скорпиусом, вытягивала из него жизнь, как дементор, не позволяли провалиться в царство Морфея. Мужчина кричал во сне, а Гермиона, до смерти перепуганная, трясла его за плечи, обнимала и шептала успокаивающие слова.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Гермиона, с тревогой заглядывая мужу в глаза.

— Уже лучше, но стоит проверить Скорпиуса, — мужчина поднялся с кровати. Пошатнувшись, шумно выдохнул.

— Драко, вернись, — попросила девушка. Она встала следом, обняла мужчину за плечи. — Около постели Скорпиуса был Добби, с ним все в порядке.

— Мне все же стоит пойти к нему, — Драко нахмурился. Он знал, что домовик будет защищать малыша до последнего, да и магия у него была не такая, как у волшебников, более мощная, природная, поэтому оставлять мальчика с Добби было безопасно; но все-таки хотелось проверить сына лично, да и по утрам обычно к нему заходила Беллатриса, а после увиденного накануне, Малфой не собирался оставлять тетку наедине со Скорпиусом.

— Тогда я пойду с тобой, — твердо ответила девушка.

— Нет, оставайся в постели, — Драко повернулся и приобнял жену за талию. — Отдыхай, после завтрака придешь к нему.

— Но я и так в последние дни почти ничего не делала, не могу долгое время пребывать в ленивом расположении духа! Позволь хотя бы в сад выйти, посмотреть все ли в порядке с моими любимыми розами, — выказала свое желание девушка.

— Конечно, ступай, только сначала позавтракай, — Драко поцеловал Гермиону в лоб. Он почувствовал, что ее пальцы крепко схватились за его ночную рубашку, словно они с женой виделись в последний раз. — Сменишь меня после обедни.

— Хорошо, — девушка кивнула. На мгновение заглянула в серые глаза и, ослабив хватку, отступила назад. — Встретимся чуть позже.

Драко вошел в спальню сына. Домовик сидел на подушке рядом со Скорпиусом и, увидев хозяина, подскочил на ноги.

— Добби всю ночь не спускал глаз с мистера Малфоя, сэр! Ребенок спал спокойно, а Добби стирал с его лба пот, Добби всегда находился рядом, глазом не моргнул! — затараторил эльф, сложив ручки на груди, словно в молитве.

— Знаю, спасибо, ступай, — коротко поблагодарил домовика Драко, присаживаясь на край кровати. Прежде, чем прийти к сыну, он выпил на кухне чашку чаю и съел вареное яйцо. Он не хотел вальяжно трапезничать, как можно скорее отправился к Скорпиусу, чтобы успеть к приходу тетки. Он намеревался узреть на ее лице недоверие, либо другую эмоцию, которая скажет о том, что она тоже бывает в подвале и знает о том, что его кто-то ночью посетил.

Лицо малыша купалось в утренних солнечных лучах, щекотавших кожу, но на лице ребенка не отражалось ни одной эмоции, кроме… страшной безмятежности, резанувшей по сердцу Драко с новой силой. Этот смышленый, активный и любимый малыш должен озарять сиянием все вокруг, а не лежать, как увядший цветок, в ворохе темных одеял, контрастирующих с бледным лицом. Как Луна, к которой подбираются черные тучи, чтобы закрыть ее свет навсегда.

— Мы любим тебя Скорпиус, — мужчина поцеловал сына в лоб. Он взял его за маленькую ручку, невесомо сжал хрупкие пальчики, ощущая едва уловимое тепло. Оно покалывающими волнами начало омывать сердце мужчины, принося с собой новую порцию надежды.

— Доброго утра, — Беллатриса явилась в спальне, принося с собой холод и беспокойство.

— Оно уже давно не может быть добрым, — мрачно ответил Драко. Он инстинктивно придвинулся ближе к сыну, не выпуская его ладошки из своей руки.

— Нужно искать хорошее даже там, где его нет, — философски изрекла женщина. Она взяла стул и села около кровати.

— Это говоришь ты? — удивился мужчина. Его тетка и слова о хорошем — нонсенс!

— Со временем пересматриваешь свои убеждения, — твердо сказала Лестрейндж. Она ощущала напряжение, еще более твердое, чем раньше, что исходило от ее племянника. — Я пришла сказать, что мой старый друг, который мне должен, знает рецепт зелья, способного поставить Скорпиуса на ноги в короткий промежуток времени.

— И кто же это? — без особого интереса спросил Малфой. Он не собирался доверять Беллатрисе, поэтому занимался поиском лекарства самостоятельно, ожидал мистера Романова в замке в ближайшее время.

— Альфред Зирикус, он целитель в шестом поколении, — женщина свысока посмотрела на племянника.

— Да уж, слава у него великая, — хмыкнул Драко. Он прекрасно помнил, с какими людьми общалась его тетушка, да и до сих пор наверняка поддерживала связь с некоторыми из них. Какими бы не были их способности, того, что эти люди славились также темными делами, забывать нельзя.

— Деньги и статус решают все, Драко, неужели ты забыл? — со сталью в голосе проговорила Лестрейндж. Она сжала губы, пытаясь совладать с гневом, закипавшим внутри.

— Все, что касается моего сына, не должно иметь причастия к незаконным делам! — отчеканил мужчина. Он с трудом выпустил маленькую ручку Скорпиуса, развернулся к тетке, впиваясь в нее горящим взглядом. — Я запрещаю обращаться к кому бы то ни было без моего ведома. Завтра прибудет мистер Романов — он славится в России и слава эта уже дошла до наших стран, а в незаконных связях он не замечен, это проверялось сто раз прежде, чем я выслал ему приглашение. Если будешь вмешиваться, то мне придется попросить тебя покинуть наш дом.

— Не смей угрожать мне! — процедила сквозь зубы Беллатриса. Она вскочила со стула, подавив в себе желание бросить в племянника заклятие. — Твоя мать разрешила мне жить здесь, я искренне сочувствую вашему горю и хочу помочь! Но, если не желаешь принимать мою помощь, так тому и быть! Не стану вмешиваться, Драко. Только если наступит момент, когда вы поймете, что без меня не обойтись — тогда-то поглядим кто и у кого будет просить прощения!

Беллатриса покинула спальню, а Малфой остался с сыном еще почти на час. Он прилег рядом с мальчиком, потрепал его мягкие пшеничные волосы. Теперь не осталось никаких сомнений, что тетя причастна к болезни Скорпиуса. И разгадка кроется совсем рядом, до которой Драко должен как можно скорее добраться. Но он решил подождать завтрашнего визита доктора из России, а уже после этого начинать перевод рун, таивших в себе самую главную тайну.

***


Гермиона не могла унять тревожное чувство, обуявшее после обеда. Она просидела у постели сына несколько часов, вновь плакала, рассказывала мальчику его любимые сказки. В один момент ресницы Скорпиуса затрепетали и девушка вскрикнула от этого момента. Она звала ребенка по имени, но тот не открыл глаз, так и остался спящим.

— Скорпиус! — срывающимся голосом позвала Гермиона, но ответа не последовало. Гермиона чувствовала, как по ее щекам катились соленые слезы.

— Гермиона, — в спальню вошла Нарцисса. Она, присоединившись к невестке, погладила ее по плечу и вручила маленький пузырек с бледно-розовой жидкостью. — Вот, варила сама. Старый бабушкин рецепт, оно когда-то поставило Люциуса на ноги после тяжелой травмы всего за несколько дней. За безопасность отвечаю своей жизнью.

— Спасибо, Нарцисса, — девушка поблагодарила свекровь и приняла зелье.

Она сейчас надеялась на самую маленькую помощь, на чудо, на что угодно, что могло бы помочь, чтобы малыш хотя бы на один час пришел в себя. Дрожащими от волнения руками Гермиона откупорила пузырек, поднесла его к губам Скорпиуса, влила несколько капель и вернула остатки зелья женщине. Они обе, затаив дыхание, ожидали результата и он не заставил себя ждать: мальчик пошевелился и открыл глаза.

— Скорпиус, солнышко! — прохрипела Гермиона. Она едва сдержала себя, чтобы не наброситься на малыша. Склонилась над ним, провела рукой по все еще бледным щекам. Серые глаза мальчика глядели в мамины карие, это было самым лучшим моментом за последнее время.

— Ма, — коротко прошептал ребенок. Он был совсем слабым, потрескавшиеся губки шевелились медленно.

— Ш-ш-ш, малыш, ничего не говори, ладно? — Гермиона всхлипнула.

— Успокойся, милая, нельзя пугать Скорпиуса слезами, — Нарцисса протянула невестке кружевной платок, чтобы та смогла вытереть непрошеные слезы.

— Он очнулся! Нарцисса, как мне выразить тебе свою благодарность? — глаза Гермионы блестели от слез и кипучего счастья, мигом обдавшего живительным огнем сердце.

— Твое счастье и открытые глазки Скорпиуса — лучшая благодарность, — женщина достала палочку, посылая патронуса сыну.

— Малыш, мы так по тебе скучаем, так волнуемся. Знай, что мы с папой и бабушкой очень любим тебя, — с теплотой говорила девушка, перебирая пальцами мягкие пряди волос мальчика. Какое же счастье — видеть своего маленького сына наконец-то в сознании!

— Мама! — в спальню ворвался запыхавшийся Драко. Увидев сына, с восторгом смотревшего на него, бросился к кровати, едва не налетев на жену. — Мальчик, мой, я так рад видеть тебя!

— Па, — голос ребенка был совсем слабеньким, но он звучал громким штормом в ушах его родителей. Мальчик протянул ручку и Драко тут же схватил ее, прижимая к своей щеке.

— Глупо это спрашивать, но ты себя чувствуешь хорошо? То есть, всяко лучше, чем раньше, но что у тебя болит? — мужчина думал, что сошел с ума, когда увидел своего сына бодрствующим, но не нужно было щипать себя, чтобы убедиться в теплоте его пальчиков, во вполне ясном взгляде.

— Драко, ему тяжело говорить, — Нарцисса покачала головой. — Он совсем слаб, не стоит устраивать допросы.

— Прости, я… так рад, что он очнулся. Спасибо, мама! — мужчина свободной рукой сжал ладонь матери, посылая ей полный благодарности взгляд. — Как долго продлится действие?

— Не знаю, милый, — честно ответила миссис Малфой. — Это не обычный случай, поэтому нам стоит радоваться, что Скорпиус вообще пришел в сознание.

— Да, ты права, стоит взять себя в руки и наслаждаться моментом, — Драко улыбнулся и обратился к мальчику: — Мы будем с тобой, Скорпи. Мама, я, бабушка, мы все здесь. Может, стоит позвать Добби?

— Да, — ребенок очень любил домового эльфа. Добби всегда с ним играл, приносил сладости и иногда брал на себя ответственность за его шалости и разбитые вазы. — Добби!

— Да, сэр? — эльф появился через мгновения у самой кровати. Увидев малыша, домовик встрепенулся. — Молодой хозяин не спит! Молодой мистер Малфой снова открыл глаза! Добби так рад видеть Скорпиуса!

— Тише, Добби, он еще слаб, — Гермиона приложила палец к губам, призывая эльфа к тишине.

— Слушаюсь, миссис Малфой, — домовик покорно поклонился. Он, получив одобрительный взгляд Драко, забрался в постель и сел около ребенка. Шепотом пообещал: — Добби будет вести себя тихо, будет наблюдать за молодым хозяином.

— Милый, ты хочешь кушать? — Гермиона придвинулась ближе к мужу. Скорпиус кивнул. — Эльза!

— Да, хозяйка? — в спальне появился еще один эльф в розовой наволочке.

— Скорпиусу нужен куриный суп и тыквенный сок, — распорядилась Гермиона. Эльза поклонилась и исчезла.

Взрослые не отходили от Скорпиуса ни на шаг все три часа, пока он бодрствовал. Мальчик говорил медленно, но каждое его слово омывало живительным бальзамом порядком израненные сердца родителей. В спальне воцарило тепло и каждый из сидевших около постели мечтал, чтобы этот момент длился вечно.

***


— Я не отменяю визита доктора Романова и, уж тем более, подозрений в адрес Беллатрисы. Все еще уверен, что она причастна к болезни моего сына, поэтому не стоит меня отговаривать, мама, — Драко покачал головой. Он порядком устал за день, но короткий разговор сына и его улыбка перекрыли всю эту усталость. — У меня уже есть кое-что.

— Драко, сынок, это может быть опасно, — Нарцисса вздохнула.

— Я достаточно сильный волшебник, — мужчина почти каждый день тренировался, изучал новые заклинания и совершенствовал свои навыки. — Если это оставить, то Беллатриса лишь убедиться в том, что мы слабы и тогда Скорпиус может… Нет, даже думать об этом не хочу! Я уже нашел рунический словарь, в котором содержится перевод именно такой, какой необходим, поэтому я стал на шаг ближе к разгадке. Не пытайся меня отговорить.

— Хорошо, я верю, что ты делаешь то, в чем уверен, — сдалась Нарцисса. Она обняла сына, как в детстве, только теперь пришлось приподняться на носочки.

— Я вас в обиду не дам. Все наладится, обещаю, — Малфой верил в свои же слова. Он намеревался довести свое расследование до самого конца, разобраться с болезнью сына, своей теткой. Он был готов ко всему.

***


— Доброе утро, мистер Романов, — Драко пожал руку целителю.

— Здравствуйте, мистер Малфой, — мужчине на вид было около пятидесяти. Он был высоким, худым, с почти полностью седыми волосами и синими глазами, напоминавшими Драко озеро, в котором он купался в детстве. Взгляд у Романова был добрым, не вызывавшим неприятных ощущений.

— Благодарю вас за согласие прибыть сюда. Надеюсь, вы поможете поставить на ноги нашего сына.

— Сделаю все возможное, мистер Малфой, — коротко ответил Виктор. Он не хотел вселять ложную надежду, работал на совесть, сказками не кормил, не обманывал пациентов.

Мужчины вошли в спальню, где их ожидала Гермиона. Она хотела быть рядом все время, отказалась от ожидания на кухне, либо в их с Драко покоях. Девушка, поздоровавшись с целителем, присела в кресло около окна. Мужчина склонился над Скорпиусом, словно втянул носом запах, а затем водил палочкой над его лицом и грудью. Драко стоял по левую руку, внимательно за всем наблюдая. Изредка он хмурился, бросал взгляды на жену, дожидаясь вердикта Романова.

— Так, кое-что я понял, но мне стоит проверить еще одно предположение. Вы не против? — спросил целитель. Он, очевидно, мог понимать в чем крылась причина такого недуга мальчика.

— Делайте все, что считаете нужным, лишь бы это не повредило моему сыну, — ответил Малфой. Он, на всякий случай, держал свою палочку в руках. После того, как мужчина узнал о нечистой на руку Беллатрисе, старался соблюдать осторожность во всем, какое бы приятное впечатление человек не вызывал.

— Вы давали ему цикламеново зелье?

— Да, моя мама.

— Отлично, оно действительно помогает. Но не давал ли малышу кто-нибудь другие зелья до того, как ему стало хуже? — спросил Романов и Малфоя как ледяной водой окатило. Именно подобных слов он опасался больше всего.

— Нет, но… у меня есть подозрения, — честно ответил Драко. Он не видел Беллатрису утром. Нарцисса сказала, что она отправилась по личным делам, но этому мужчина не поверил — не просто так она исчезла из замка во время визита целителя.

— Мне известно проклятье, способное навести «темный сон» на человека. Оно высасывает жизненные соки, постепенно лишая всяких сил, прибавляя при этом сил тому, кто проклятие навел. К сожалению, если мы имеем дело именно с этим сном, то поставить малыша на ноги будет весьма трудно, ведь для снятия проклятья потребуется кровь того, что это проклятие навел, — целитель всмотрелся в глаза Малфоя и понял, что попал точно в цель. На лице мужчины отразилась паника, а его жена ахнула, прикрыв лицо ладонями. — Миссис Малфой, дать вам успокаивающее зелье?

— Нет, я в порядке, — просипела девушка. Ее ладони опустились на колени, пальцы сжали алую ткань платья. — Не могу поверить, что такое действительно возможно. Почему Скорпиус?

— Детская энергия очень сильная, миссис Малфой, — начал объяснять Виктор. — Первые и самые мощные выбросы происходят именно в детстве, к тому же, зависит от рода, а Малфои всегда были сильными магами. Именно по этой причине для проклятия «темного сна» в основном выбирают малышей до пяти лет. Такие случаи редки, ведь требуют большой концентрации и темной магии, но все же случаются. В России за последний год официально зафиксировано три случая. На данный момент в нашей державе назревает переворот, поэтому некоторые сильные волшебники таким образом копят силы, чтобы захватить власть. Возможно, вам стоит рассмотреть именно эту причину. Тем более, насколько я осведомлен — Малфои имеют высокое положение в обществе, а впереди еще слияние с Шотландией, кто-то может быть против, поэтому пытается ослабить вас таким образом.

— Да, вы абсолютно правы, — Драко кивнул. Он прекрасно понимал, что противники слияния готовы пойти на многое, чтобы этого не произошло. И его тетушка, скорее всего, входила в число тех, кто состоял в оппозиции.

— Что ж, в таком случае, я могу лишь пожелать вам успехов в расследовании, чтобы вы как можно скорее обнаружили того, кто наслал проклятие и сумели его снять, — Романов вздохнул. Он помнил, что в большинстве случаев малыши погибали, но надеялся на Малфоев, ведь не зря их род славился своим стержнем и упорством. — Я могу лишь дать вам немного зелья, чтобы ребенок мог иногда вырываться из этого сна, а в остальном я бессилен. Миссис Малфой, ваш сын очень силен духом! Полагаю, в этом он походит на вас с мужем. Он борется изо всех сил, иначе уже давно бы угас, но нет — в его жилах течет горячая кровь, наполненная духом борьбы, поэтому я уверен, что Скорпиус выкарабкается с вашей помощью.

— Благодарю вас, мистер Романов, — Драко пожал руку целителю. Он получил необходимое облегчение в словах о том, что сына можно поставить на ноги. А уж с Беллатрисой он разберется в самое ближайшее время.

***


Весь день Малфой провел в библиотеке, где корпел над переводом незнакомых древних рун. Он даже не притронулся к еде и питью, что приносил ему домовик. Мужчина был полностью поглощен делом, стирал пальцы, марал их чернилами, пока переводил записи, все быстрее обретавшие определенный смысл, забиравшийся под самую кожу вязким страхом. Это было действительно заклинание, содержавшее в себе все то, чего так боялся Драко. Он бросил перо на исписанный пергамент, на котором растеклось чернильное пятно, такое же, как и в груди. В его доме, в семье, находился предатель, которого нужно обезвредить как можно скорее, пока беда не постигла всех.

Драко нашел жену около постели Скорпиуса. Мальчику решили не давать сразу цикламеново зелье, а подождать несколько дней до его четвертого дня рождения, чтобы в этот день малыш получил свое счастье. Гермиона выглядела уставшей, но глаза ее светились от того, что они получили шанс поставить малыша на ноги. Она держала сына за руку, убирала волосы с его лба, поправляла одеяло. Драко показалось, что Скорпиус просто спит или приболел.

— Ты поужинала? — спросил мужчина, присоединившись к девушке. Она обняла его, уткнулась носом в шею и прикрыла глаза. Рядом с мужем она чувствовала себя защищенной, сильной и любимой.

— Да, твоя мама проследила за этим.

— Это хорошо, — Малфой почувствовал, что Гермиона улыбается. По коже рассыпалось приятное тепло. Мужчина обнял супругу крепче, ощущая живое биение ее сердца. Огромного и храброго сердца, что вмещает в себя бескрайний океан любви и заботы.

— Нам стоит раньше отойти ко сну, ведь завтра стоит принять у себя Паркинсонов, — Гермиона выпрямилась. По лицу Драко поняла, что тот совсем запамятовал об этом.

— А я и забыл, — мужчина вздохнул. Он не хотел, чтобы его знакомые знали о беде, нависшей над их семьей, но поддержка этой семьи была важна, поэтому отказать их визиту с ночевкой не мог. — Нужно подготовить две спальни и… мы скажем лишь то, что Скорпиус тяжело заболел.

— Пэнси его любит, хоть и видела всего несколько раз, — Гермиона вздохнула. В последние недели они ни с кем не встречались и не принимали гостей из-за недуга малыша.

— Думаю, будет здорово, если мы поужинаем вместе, отвлечемся, — согласился Малфой. Он давно уже хотел увидеться с друзьями, по которым скучал из-за обилия дел и обязанностей. Стоило отвлечься, получить заряд тепла, чтобы это все потом потратить на Скорпиуса, устроить ему лучший день рождения.

Вернувшись в спальню, супруги долго обсуждали варианты украшений для спальни малыша, какой именно пирог приготовить к праздничному столу. В этот момент на их лицах вновь появлялись улыбки, такие редкие в последнее время. Словно искры, горячей россыпью, яркой и стойкой, кружились в сердце.

— Знаешь, когда Скорпиус встанет на ноги, я хочу взять его и уехать как можно дальше, чтобы отдохнуть, — сказала Гермиона, с мечтательным придыханием. — Но нас ожидает слияние…

— Обещаю, что все пройдет без проблем, дорогая, — мужчина раскрыл руки, чтобы укрыть жену в своих крепких объятьях. — После всего мы действительно отправимся в длительное путешествие, отдохнем и отвлечемся. Все будет хорошо.

Гермиона верила этим словам. Надежда на лучшее новой волной накрыла девушку. В груди вновь разлилось чувство безграничной благодарности к Драко за всю ту поддержку, что он ей всегда давал. Девушка благодарила судьбу за семью, которую обрела, за счастье, что дарил ей муж, сын, свекровь и близкие друзья. Гермиона впервые за долгое время ощутила прилив сил, почувствовала, как исчезает часть черноты из души и расслабилась. Впервые за последние недели вздохнула с облегчением, а не тяжестью. Впервые за это время слилась с мужем в любовной страсти.

***


— Ты уверен? — с тревогой спросила Нарцисса. Она и сама уже была абсолютно уверена в виновности своей сестры. За последние дни все встало на свои места — мальчик увядал именно после визитов Беллатрисы, а та, в свою очередь, выглядела вполне счастливой. Да и руны, что были начертаны на раме зеркала, содержали в себе именно то заклинание, которого опасался Драко.

— Да, я чувствую прилив сил, я готов дать ей отпор, пока все не закончилось слишком плачевно, — с твердой решимостью сказал мужчина, сжимая в руках палочку с такой силой, что его пальцы побелели. — Тетушка должна расплатиться за свои ужасные деяния.

— Что ж, если понадобится моя помощь, — начала женщина, но сын ее прервал жестом.

— Нет, не вмешивайся, мама, — Драко покачал головой. — Меня станет прикрывать Добби и Винсент. Оставайся в замке с Гермионой и Скорпиусом.

— Я все равно буду волноваться, — Нарцисса порывисто обняла Драко. — Пусть с тобой прибудет вся сила нашего рода и смелость.

— Спасибо, — Малфой кивнул.

Его злость, клокотавшая взрывным вулканом внутри, трансформировалась в силу, пропитавшую каждую клеточку организма. Сегодня Драко планировал разобраться с Беллатрисой, раз и навсегда, если потребуется. Он был уверен, что готов, в случае крайней необходимости, запустить зеленый луч в тетку. Она была одной из тех, кто пытался разрушить будущее близких ему людей, поэтому гнев двигал мужчину лишь вперед.

Попрощавшись с матерью, Драко покинул замок и аппарировал в город, где в пабе «Кабанья голова» по вечерам почти всегда появлялась Лестрейндж. Малфой, наложив на себя дезиллюминационные чары, поджидал тетушку за углом соседнего здания. Мужчина слышал, как сердце колотилось где-то в горле, чувствовал, как маленькая капелька пота стекала по его шее. Он вкусил месть, смакуя ее в последние сутки с таким наслаждением, что содрогался порой при мысли, что способен все-таки на убийство ради своей семьи. Нет, пока не стоило об этом думать. Драко надеялся на то, что сможет обезвредить Беллатрису и посадить в Азкабан.

Лестрейндж появилась одна. Выйдя из паба, осмотрелась и, не заподозрив ничего, двинулась прямо на Малфоя. Мужчина затаил дыхание, сжал крепче палочку в руке, перенес центр тяжести на правую ногу, принимая боевую стойку. Он готов. Точно готов к бою. Когда женщина поравнялась с Драко, тот подал сигнал Винсенту через зачарованный галеон и взмахнул палочкой, чтобы обезоружить Беллатрису.

— Так и знала, что ты все пронюхал! — женщине удалось отразить удар. Она послала в племянника Круцио, но тот ловко его блокировал.

— Пришло время заплатить за свой ужасный поступок! — кровь в венах Драко кипела от адреналина и ярости. Мужчина чувствовал, что в голове начинали лопаться сосуды — Лестрейндж применила одно из своих любимых заклинаний, но времени на то, чтобы отвлекаться не было.

— Честно говоря, Драко, мне бы не очень хотелось тебя убивать. По крайней мере, сразу, — на лице женщины расплылась отвратительная ухмылка, подобная бритве, полосовавшей плоть до самых костей.

— Брось. Если ты решила лишить жизни маленького ребенка, то убить взрослого мужчину, пусть даже и родственника — пустяк для тебя, — Драко понимал, что любое замешательство может стоить ему жизни.

— Что ж, не будем разводить демагогию, ненавижу милые беседы перед тем, как человек умрет, — Беллатриса послала зеленый луч, но Малфой успел чудом увернуться. Точнее — его словно отшвырнули в сторону.

— Экспелиармус! — выкрикнул Драко, все еще находясь лежащим на земле. Его левое плечо пронзила боль — он упал на камень. Но никакая физическая боль не могла заглушить ту, которую Лестрейндж принесла их семье. — Инкарцеро!

— Ах, проклятый же ты предатель! — выкрикнула Беллатриса. В этот момент Винсент покинул свое укрытие и подбежал к поверженной женщине, направляя на нее палочку.

— Добби, перемести нас в Аврорат, — попросил Драко. Появившийся домовик кивнул, принял из рук хозяина палочку Беллатрисы.

— Не слишком ли легка победа? — с опасением спросил Винсент. Он помог другу подняться, бросил еще один подозрительный взгляд на женщину, взгляд которой был острее любого ножа и безумнее любого безумца.

— Для меня сейчас это не имеет значения, скорее в Аврорат, пусть с ней там разбираются, — Малфой отряхнулся, вздохнул. Сейчас стоило доставить родственницу туда, где ее с радостью примут авроры, а затем уже разбираться. В тот момент он радовался тому, что смог ее обезвредить, что Скорпиус скоро придет в себя, а на остальное было наплевать.

***


Спустя месяц.


Драко никогда не любил инжир, но сейчас он казался ему самым вкусным лакомством на земле. Мужчина с наслаждением откусил большой кусочек ароматного свежего пирога, с золотистой корочкой и сливочным кремом. В сочетании со сладким инжиром это было просто превосходно, отчего Малфой почувствовал себя ребенком, которого Нарцисса часто баловала сладостями и выпечкой.

— Благодарю за прекрасный десерт, — Драко допил чай, промокнул губы салфеткой, вышел из-за стола и обратился к сыну: — Скорпиус, милый, мне нужно написать письмо, а после мы с тобой полетаем на метле, ладно?

— Да-а-а! — с восторгом закричал мальчик, поднимая руки вверх. Его личико было перепачкано кремом, а Гермиона не спешила его стирать. — И я буду лететь высоко!

— Да, высоко, — Малфой кивнул, улыбаясь. Он заметил предостерегающий взгляд жены, но знал, что «высоко» у каждого разное. Он не собирался подниматься выше, чем на десяток метров.

— А после ужина мы пойдем на озеро встречать закат, — Гермиона уже собрала необходимые вещи, попросила Добби приготовить легкие закуски, а чуть позже заварить травяной чай.

— А купаться можно? — спросил мальчик с надеждой.

— Нет, милый, ты рискуешь заболеть, пока мы должны беречь тебя, до полного восстановления, — с грустью во взгляде ответила девушка.

— Хорошо, я подожду, — Скорпиус кивнул. Он продолжил поглощать пирог, причмокивая, чем вызывал улыбку у своих родителей.

Прошел месяц с тех пор, как Беллатриса была схвачена и доставлена в Аврорат. Самым удивительным стало то, что женщина, казалось, не испытывала страха перед заключением в тюрьму, а на суде молчала или улыбалась. Все факты, добытые самим Малфоем и аврорами, собранные в один большой список, не оставляли сомнений в виновности Лестрейндж. Ее приговорили к пожизненному заключению в Азкабан, предварительно заставив ее под надзором снять с ребенка проклятье, а также удалось упрятать за решетку и двух ее подельников. Без движущей силы, последователи не решились на нападения, поэтому слияние Англии с Шотландией прошло без происшествий. Драко думал, что Беллатриса, питавшая твердую уверенность в завершении дела при любых обстоятельствах, рвала на себе волосы в Азкабане, если узнала о провале операции.

Скорпиус пришел в норму буквально за неделю. Первые дни он лежал в постели, кушал супы, пил травяные чаи и принимал укрепляющие зелья. Драко, Гермиона и Нарцисса, восставшие из пепла после исчезновения недуга малыша, практически не отходили от ребенка. Они читали ему сказки, рассказывали о магических животных, хлопали в ладоши, когда Добби исполнял эльфийские песенки и даже оставались с ним спать, чтобы проводить с мальчиком как можно больше времени. Они все по нему крайне скучали, лелея надежду на скорейшее выздоровление.

Чуть позже, когда Скорпиус мог уверено стоять на ногах и даже бегать, Гермиона гуляла с ним по территории поместья, Драко катал на метле, но очень медленно и на небольшой высоте. В замке они играли в прятки, Малфой устраивал с ребенком шуточные бои на деревянным мечах. С Нарциссой же Скорпиус любил проводить время на кухне, где женщина готовила пироги, а малыш сидел на стульчике, пил какао и болтал ногами. Он лепетал одному ему понятные слова и выражения, но мисс Малфой улыбалась, рассказывала очередную сказку, а потом они пили чай с выпечкой.

Жизнь вернулась на круги своя. Драко испытывал всеобъемлющее чувство любви, с плеч словно огромная гора свалилась в тот день, когда его сын впервые подбежал к нему, запрыгивая в его объятья. На глазах выступили слезы от этого щемящего счастья, долгожданным водопадом обрушившегося на него. Мужчина чувствовал невероятный прилив сил, активно бегущую по венам уверенность в завтрашнем дне.

На лице его жены теперь круглосуточно горел живой румянец, а глаза светились чистым светом, не замутненным печалью и страхом. Гермиона вновь была счастливой, заинтересованной в делах, даже вернулась к своему любимому увлечению — написанию стихотворений и детских сказок, которые потом сама Скорпиусу и читала перед сном. Видеть жену счастливой, а своего сына здоровым и активным — все, что было нужно. Драко стало гораздо проще справляться со своими обязанностями, поскольку он вдохновлялся миром в своей семье.

Мужчина обмакнул перо в чернила, занес руку над пергаментом, но писать ничего не стал. В его голове возник образ Гермионы и Скорпиуса, сидящих за столом в беседке. Драко взял другое перо, способное менять цвет, пергамент большего размера и сделал то, чего не делал уже многие годы: нарисовал свою семью. Скорпиус смотрел на маму, смеялся, пока та пыталась стереть с его щек остатки сладкого крема. Нарцисса сидела рядом, с чашкой чая в руках, с улыбкой наблюдала за этим действием. Самого себя Драко изобразил слева от малыша — несмотря на свой довольно строгий вид, на лице все же отражалась улыбка, почти такая же детская, как у малыша.

Закончив с рисунком, Драко левитировал его на стену у окна, чтобы этот портрет был виде всякому, кто входил в кабинет. Мужчина произвел еще одно движение палочкой и картинка ожила — казалось, что смех Скорпиуса слышится по-настоящему, а улыбки на лицах взрослых внесли в довольно мрачный и просторный кабинет тепло и свет. Малфой чувствовал себя спокойно, счастливо и так, словно ничто больше не сможет его подкосить даже на секунду. Он был счастлив, много работал, но и старался чаще отдыхать. Хотя про отдых ему в ближайшем будущем придется забыть, ведь накануне они с женой узнают, что у них будет еще один ребенок.
Автор данной публикации: Krimsiona
Диана. Старшекурсник. Факультет: Слизерин. В фандоме: с 2015 года
На сайте с 1.05.17. Публикаций 16, отзывов 109. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 17.06.18
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
Никто не знает правды об исчезновении Гарри Поттера, но кого волнует правда, если за перо взялась Рита Скиттер? P.S. Участник конкурса "Время приключений"
─ Я в любой момент могу уйти отсюда, Поттер, и жить твоей жизнью, превращая ее в то, что захочу. Я, а не ты, жалкий, запертый в собственном сознании подросток! ─ У-у-у, как грубо, Том. Тогда объясни, почему же ты, всемогущий Риддл, запертый в чужом теле, все еще здесь?// Внимание: небольшое отклонение от фанфика «Все, что от меня осталось».
Решили, что будем призывать?
Сделано для команды Снейджера на ЗФБ, куда меня занесло благодаря приглашению Aquamarine_S. Полный вариант арта - в посте. Ибо оно рейтинг :) А еще этот арт - подарок на день рождения Akya! C прошедшим, Лесь!
Вселенная Гарри Поттера - далеко не райский уголок. В ней полно ужаса и мрака. Один из самых неприятных моментов жизни волшебника - знакомство с тюрьмами Азкабан и Нурменгард. Джоан Роулинг поделилась некоторыми деталями об этих "замечательных" местах.

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

7 курс

Гарри Поттер и Дары смерти

подробнее

Петуния Дурсль (Эванс)

Магл. Тетя Гарри Поттера. Старшая сестра Лили Эванс.

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com