Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Из ряда вон»
 
Что получится, если сделать кавер на песню Урсулы в стиле Долорес Амбридж?
Что нового в жизни наших любимых актеров?
Dark!Hermione. Переходи на тёмную сторону, у нас есть Том Риддл!
Когда рыбу выбрасывает на берег, она задыхается и умирает.

Но никто никогда не слышал, как перед этим она кричит.

Соулмейт-AU. Соулмейты — вселенная, где люди распределились так, что с рождения каждого человека ждет его вторая половинка. Предначертанные персонажи опознают друг друга по заведомо определенным признакам, чаще всего меткам.
Многие из вас знают, что это за конкурс. Это конкурс обложек. Проводили такой конкурс мы уже много раз и вот решили вновь. Так как в ордене скопилось много фанфиков без обложек (больше 195), а значит пора.
Добро пожаловать! Через несколько минут вы войдете в эти двери и присоединитесь к вашим товарищам по учебе, но прежде чем вы займете свои места, вас распределят по факультетам: Гриффиндор, Хаффлпафф, Равенкло и Слизерин. Пока вы находитесь здесь, ваш факультет будет для вас семьей. За успехи вы получаете очки, за нарушение правил вы будете их терять. В конце года факультет, набравший большее
Новый пост на стене у kitiara
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у HristaLone
Новый пост на стене у Агапушка
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Фанфик «Из ряда вон» 13+
Библиотека 20.11.17 Отзывов: 6 Просмотров: 727 В реликвиях у 1 чел. +6
Автор
Бета
Rudik
Статус
Автор обложки: kitiara
Гермиона растерянно смотрит в чашку, отмечая, что гуща на дне образует вполне чёткое кольцо. Она не верит в знаки, но даже Трелони раз в год умудрялась дать правдивое предсказание, так что…
Размер: мини
Жанр: юмор
Предупреждения: AU, OOC
Категория: постХогвартс, Волдеморт побежден
Пейринг: Драко-Гермиона
Персонажи: Драко Малфой, Гермиона Грейнджер
10.0
Голосов: 1
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
— Что скажешь, Грейнджер?

Они сидят за столиком в тени большого дуба, и стоящее в зените солнце лишь изредка проглядывает сквозь пышную крону, оттого на лице Малфоя то появляются, то исчезают крохотные пятна света, и ей кажется, будто он смеётся над ней.

— Кофе паршивый.

Гермиона растерянно смотрит в чашку, отмечая, что гуща на дне образует вполне чёткое кольцо. Она не верит в знаки, но даже Трелони раз в год умудрялась дать правдивое предсказание, так что…

— Серьёзно? — Малфой с сомнением отпивает свой кофе и морщится. — Остыл.

Царит весна — в лучшем из своих проявлений, и даже вредная малфоевская птица, сегодня утром укусившая за то, что долго шла к окну, — не портит Гермионе настроения. Она не виновата, что любит поспать. В выходной — особенно долго.

— Но всё же, — Малфой неловко ёрзает на стуле, — вернёмся к моему предложению…

На последнем слове Гермиона нервно хихикает, и Малфой едва заметно напрягается.

— Что ты скажешь?

А что она может сказать?

Гермиона только шире улыбается, не в силах больше сдерживаться, и начинает громко смеяться. Благо вокруг лишь кусты да уилтширские луга — и никто не может видеть её истерику. Никто, кроме Малфоя.

Он же, напротив, предельно собран и решительно настроен получить от неё ответ сегодня же. В крайнем случае — завтра, но не позднее обеда. Не стоит тянуть слишком долго, французское министерство ждёт его письмо к понедельнику, иначе предложенное ему место отдадут этому выскочке Дюпону, а этого не переживёт малфоевская гордость. Стоит Гермионе притихнуть, смаргивая выступившие от смеха (точно от смеха?) слёзы, Малфой подаёт ей платок и приказывает домовикам принести вино. Он надеется, что с алкоголем дело пойдёт на лад. По крайней мере, со многими французскими партнёрами это срабатывает, почему не сработает с одной-единственной старой знакомой?

Но Грейнджер остаётся всё той же чопорной занудой, которую Драко помнит со школы, поэтому от вина благоразумно отказывается.

— Не хочу натворить глупостей, — говорит она, выразительно на него посмотрев. — Если ты понимаешь, о чём я.

— Это не глупость, я предлагаю тебе партнёрство.

— Ты предлагаешь мне… — нет, она не может произнести это вслух.

— Партнёрство, Грейнджер.

Она лишь машет рукой, отвернувшись. Пусть он называет это чем угодно: партнёрством, альянсом, выгодной сделкой — ей всё равно, она не согласится на такое безрассудство. Ей всё-таки не пятнадцать лет, а чуть за тридцать.

В тридцать лет глупостями заниматься некогда, в тридцать уже пора…

Ага, сидеть клерком в Министерстве и ловить на себе жалостливые взгляды кумушек из соседнего отдела. Ходить в одиночку на выставки и в кино, обедать в одном и том же ресторанчике за углом, а по воскресеньям заглядывать в "Нору" — всего на полчасика, — постоянно ссылаясь на занятость и завал на работе. На что угодно, лишь бы не сидеть в доме, полном женатых друзей и кричащих детей.

— Что тебя здесь держит? — не унимается Малфой. — Ты свободна, детей у тебя нет, пожилых родственников, чтобы за ними присматривать, тоже не наблюдается. А работа так и вовсе отстой, я могу предложить тебе лучшее место — с перспективой, развитием, карьерным ростом.

Гермиона разворачивается и внимательно рассматривает его — вырос, возмужал.

Мелкие морщинки вокруг глаз, вертикальная складка между бровями, первая, едва заметная седина на висках — всё это не портит Малфоя, наоборот, играет на контрасте с его по-юношески лёгкой улыбкой, с почти детским азартным огоньком в глазах, с уверенностью, которую он излучает, просто сидя на стуле перед ней.

— Или считаешь, что ты уже стара для перемен? — при упоминании о возрасте что-то неприятно шевелится в груди, и Гермиона невольно кривится. Малфой говорит это беззлобно, в шутку, слегка улыбнувшись, и она даже немного завидует его лёгкости.

Он всего месяц назад вернулся из Франции, почти никому не сообщив, — да и кому было сообщать? Нарцисса до сих пор там, в поместье на Лазурном берегу, Забини — в Италии, Панси давно уехала в Америку, и неизвестно, поддерживают ли они связь до сих пор. А больше-то у Малфоя знакомых и нет. Все либо сидят в Азкабане за пособничество Волдеморту, либо разбежались по миру как крысы с тонущего корабля. А Малфой…

Ну, он честно пытался наладить свою жизнь здесь, в Англии. Закончил после войны Хогвартс, искал работу, пробовал устроиться в Министерство, но его, по понятным причинам, никуда не брали. Никто не хотел связываться с бывшим Пожирателем, даже с полностью оправданным.

— Почему Франция? — Гермиону всегда интересовал этот вопрос.

Малфой недолго сомневается, но потом, видимо, решает, что правда поможет расположить её к себе:

— Потому что буквально за пару месяцев до решающей битвы Нарцисса купила там поместье. На свою фамилию, из собственных сбережений. Я случайно наткнулся на бумаги, когда зашёл к ней предупредить, что ухожу в… рейд.

Последнее слово он почти шепчет, но Гермиона слышит горечь в его голосе и не может проигнорировать этот факт. Малфой, возможно, трус, но не убийца. В этом она уверена.

— И что дальше?

— Она попросила не говорить отцу, а я решил, что убежище нам не помешает, — хмыкнув, Малфой делает глоток вина из своего бокала и останавливает на нём взгляд. — Позднее, в день окончания Хогвартса, мама написала мне оттуда, сообщив, что надеется на мой приезд.

Гермиона помнит этот вечер — их выпускной — так, словно это было вчера.

Никакого бала, никакого пиршества, никаких украшений. Обычный ужин на сотню человек, и официальная часть, на которой Макгонагалл вручала аттестаты. Гермиона помнит, как после вручения они все пошли на кладбище и разложили аттестаты на надгробия погибших учеников. Даже сейчас, спустя двенадцать лет, Гермиона помнит слова, стоявшие комом в горле, и слёзы, застилавшие глаза. Очень редко, в особо плохие дни, ей снится, будто она в своей комнате в школе, а на соседней кровати щебечет Лаванда об очередном ухажёре. В этих снах ЗОТИ ведёт Ремус, и на его безымянном пальце блестит тонкий ободок обручального кольца. Гермиона ходит к ним с Тонкс в гости, и там все: Дамблдор, Грозный Глаз, Добби, Фред, даже Снейп — они сидят за большим деревянным столом, как во времена Штаба, и весело о чём-то разговаривают. Ей никогда не снятся Гарри или Рон, не появляются там и другие — выжившие — Уизли. Если не считать Тедди и её саму, эти сны полны мертвецов, по которым она отчаянно скучает.

— Это было ужасно, — говорит она, согласно кивая. — Наш выпуск.

Она вспоминает и то, как однажды забрела в дальний угол библиотеки, чтобы порыдать вволю, а там уже сидел Малфой — с опухшими глазами и красным носом. Он попытался встать и выйти, но что-то в её взгляде пригвоздило его к месту, и он лишь подвинулся, молчаливо позволяя сесть рядом.

— Бывало и хуже.

Гермиона хочет возразить, но вовремя останавливает себя. Малфой знает, о чём говорит: в его доме долгое время пытали и убивали людей прямо у него на глазах, пока она скиталась по лесу, спала в палатке, носила на шее проклятый медальон, боялась быть обнаруженной.

После войны они могли не прятаться и быть собой. В тот год никому вообще не было дела до крови и статуса: Слизерин сидел за одним столом с Гриффиндором, а Рейвенкло безбожно списывал у Хаффлпаффа, так что никого уже не удивляло, что Грейнджер подолгу засиживается в библиотеке с Малфоем. Им было о чём помолчать.

— Нам было девятнадцать, — Малфой пожимает плечами, словно прочитав её мысли. — Мы были молоды и хотели жить.

— А сейчас что, жить не хочется?

Малфой странно на неё смотрит, словно впервые видит, и почти шёпотом отвечает:

— Больше всего на свете.

Гермиона молчит.

— Подумай над этим, Грейнджер, — спустя какое-то время, проведённое в обоюдном молчании, говорит Малфой. — Это всего на год-другой. Сменишь окружение, обстановку, и вообще — взбодришься.

Гермиона вопросительно поднимает бровь.

— Выглядишь ты паршиво, — поясняет он. — Даже тогда, знаешь ли, не выглядела так тускло.

— Ты мастер комплиментов, — саркастично замечает Гермиона.

— Стараюсь, — говорит Драко, приподнимая воображаемую шляпу.

Такой Малфой ей непривычен. Он смущает и сбивает с толку.

Своей энергией, своей жаждой жизни, своими амбициями и планами. Гермиона смотрит на него, а видит другого человека: лёгкого, сильного, смелого…

Один Мерлин знает, чего ему это стоит, но Малфой живёт полной жизнью, она чувствует это.

И отчаянно ему завидует.

В то время как Гермиона закрылась в себе, пытаясь справиться с болью от потерь, с шоком от победы, с неверием, что всё закончилось, Малфой открылся миру — и явно не прогадал.

— Я серьёзно, Грейнджер, — шутливая улыбка моментально исчезает с его лица. — Мне нужна твоя услуга, но я в долгу не останусь.

То, о чём он просит, — из ряда вон. Это даже больше, чем она может себе вообразить. Это сумасшествие чистой воды, и если она согласится…

Если она согласится, то её не поймут. Ни друзья, ни коллеги, ни уж тем более остальное общество. Взять вот так просто сорваться с места и уехать в другую страну? Да ещё и с кем — с Малфоем?

Сумасшествие, не укладывающееся в голове.

А с другой стороны, приняв это предложение, она получит шанс вырваться из этой опостылевшей бюрократической машины Министерства. Перестанет быть просто шестерёнкой в устаревшем механизме, сможет по-настоящему раскрыться, проявить себя, реализовать все идеи и наработки, которые отклоняют здесь. Гермиона знает, Франция крайне лояльна к магглорождённым и очень боится повторения того, что случилось в Англии с Волдемортом, оттого их политика направлена на устранение всех вариантов дискриминации: по полу, расе и происхождению.

Но это же просто безумие в чистом виде! Начинать всё с нуля: в чужой стране, в чужом доме, с чужим, по сути, человеком.

Да, у Малфоя двойное гражданство, спасибо Нарциссе, вовремя положившей на счёт в тамошнем банке пару миллионов. Да, он на прекрасном счету во французском Министерстве, потому что достаточно умён, амбициозен и обаятелен, когда этого хочет. Да, он предлагает ей работу, перспективы и, что самое важное, поддержку — моральную и материальную — во всех её начинаниях. Он уже показывал её наработки начальнику, и тот был в восторге.

Что её на самом деле сдерживает?

Друзья? У них свои семьи, в лучшем случае они видятся раз в неделю, если дети не болеют.

Коллеги? Она клерк в Министерстве, занимается бестолковым перекладыванием бумажек с места на место и бюрократическими мелочами вроде сбора подписей на смену сорта кофе в министерской столовой.

Общество? Ей всегда было плевать на общество, оно до сих пор её отторгает. Зачем за него цепляться?

— Грейнджер, я вижу, как в твоей голове вращаются винтики и плавится металл, — с лёгкой полуулыбкой говорит Малфой, но Гермиона замечает тень настороженности во взгляде. — Мне кажется, ты сейчас лопнешь от напряжения.

— Ну знаешь ли, — с хитрым прищуром отвечает Гермиона, — не каждый день мне предлагают такое.

— Ничего криминального, Грейнджер. Хочешь, мы составим контракт?

Малфой видит её сомнения, а потому пускает в ход последний козырь, припасённый на крайний случай, — искренность.

— Слушай, Грейнджер, — продолжает он, ловя её взгляд, — я знаю, что могу попросить любую магглорождённую волшебницу, хоть француженку, хоть австралийку, — и она не откажет. Не смотри на меня так. Мне сложно отказать, скоро ты в этом убедишься.

Гермиона лишь сухо кивает, настороженно всматриваясь в его лицо.

— Но всё дело в том, что мне не нужна любая, — мне нужна ведьма, обладающая вполне конкретными качествами. Умом, сообразительностью, амбициями (Грейнджер, в тебе их столько, что я удивляюсь, как ты ещё не взорвалась), целеустремлённостью и, что важно, я должен ей доверять.

Удивлённо поднятые брови заставляют его кое-что объяснить.

— Я знаю тебя почти двадцать лет, и точно могу сказать, что ты не из тех, кто бьёт в спину.

— Мы не виделись пять лет, Малфой, откуда такая уверенность?

Он лишь улыбается.

— Умей ты действовать исподтишка, то давно бы носила фамилию Поттер.

Гермиону словно током ударяет. Откуда он знает о её любви к Гарри?

Точнее, откуда он знает о её прошедшей влюблённости в Гарри? Это же было сто лет назад, ещё во время поиска крестражей. Не то чтобы сейчас она его не любит, но… Но он давно и счастливо женат, у него прекрасные дети и чудесный дом, и она сама добровольно отказалась от него ещё тогда.

Потому что не смогла поступить так с Джинни.

— Чёрт.

Тихий грудной смех заполняет тишину между ними.

— Да, в какой-то мере я и чёрт, и дьявол, и Мерлин… Я могу продолжать этот список бесконечно — француженки весьма изобретательны.

— Прекрати, — Гермиона не может удержаться от замечания.

— Соглашайся, — игнорирует её Малфой и тянется через столик, беря её ладонь в свою.

— После таких откровенных деталей? — Гермиону смущает подобный жест. Они никогда не были настолько близки, чтобы воспринимать это как должное.

— Но я же не предлагаю тебе со мной спать. Я лишь…

— То, что ты мне предлагаешь, гораздо серьёзней, — перебивает она, выдёргивая руку. — И ты совершенно не представляешь себе последствий этой авантюры.

— Да неужели? Ты получишь второе гражданство, круглую сумму на счёт, новую перспективную работу, начальника, который заранее тебя обожает, союзника со связями и деньгами… Дальше перечислять?

— Не надо, — бурчит Гермиона, понимая, что уже давно приняла решение, а сейчас просто зачем-то оттягивает время. — Но ты не сказал самого главного минуса.

— Не понимаю, о чём ты, — хитро улыбается Малфой.

— Тебя. Я получаю в довесок и тебя тоже.

— А я — тебя. Вполне справедливое предложение, я считаю.

— А как же твоя мама?

— Она категорически за.

— А коллеги?

— Они тебя полюбят.

— А д…девушка?

— У меня её нет.

Чёрт.

Кем бы его ни называли, но Малфой умеет убеждать.

Гермиона последний раз бросает взгляд на кофейное кольцо на дне чашки и, громко выдыхая, говорит:

— Да.

Малфой неловко дёргает рукой, и вино из его бокала проливается на скатерть, пропитывая белоснежную ткань, словно кровь — свежие бинты. Гермиона снова вспоминает войну, разрушенный Хогвартс, бессмысленную работу и пустую квартиру…

Когда, если не сейчас?

— Да? — глухо переспрашивает он, словно не верит своим ушам.

— Да, — повторяет Гермиона. — Я выйду за тебя, Драко Малфой.
Автор данной публикации: opalnaya
Магдалена. Старшекурсник. Факультет: Гриффиндор. В фандоме: с 2015 года
На сайте с 31.10.17. Публикаций 25, отзывов 68. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 13.08.18
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
opalnaya -//- Магдалена. Старшекурсник. Гриффиндор. Уважение: 15
№6 от 23.06.18
Della-ambroziya
Удивительно. В жанре стоит юмор, но я увидела здесь чистейшую драму. Весь текст пронизан тоской о несбывшихся надеждах, горечью сожалений и послевкусие от него, не смотря на хэппи-энд, осталось с привкусом горечи. Я не знаю как назвать этот жанр, может мне и вовсе так под настроение зашло. Фик чудесный, вот только не смешно от него ничуточки. И очень хочется верить, что во Франции Гермиона обретет что-то большее, что позволит ей наконец-то жить "не оглядываясь".

Вы правы, у автора весь юмор превращается в драму. Что бы я ни пыталась написать - все равно получается с привкусом. Все в руках Гермионы.
Спасибо.
 
Della-ambroziya -//- Дана. Староста. Равенкло. Уважение: 57
№5 от 23.06.18
Если я онлайн - это вовсе не значит, что я онлайн)
Удивительно. В жанре стоит юмор, но я увидела здесь чистейшую драму. Весь текст пронизан тоской о несбывшихся надеждах, горечью сожалений и послевкусие от него, не смотря на хэппи-энд, осталось с привкусом горечи. Я не знаю как назвать этот жанр, может мне и вовсе так под настроение зашло. Фик чудесный, вот только не смешно от него ничуточки. И очень хочется верить, что во Франции Гермиона обретет что-то большее, что позволит ей наконец-то жить "не оглядываясь".
---
Хэдканон - суров и беспощаден.
 
opalnaya -//- Магдалена. Старшекурсник. Гриффиндор. Уважение: 15
№4 от 17.06.18
Anastasiya
Божечки, как это мило) пусть они уже взрослые, но это не меняет их хорошей дружбы, которая возможно когда-нибудь перерастёт в что-то более серьёзное. Особенно в этой ситуации. Спасибо за работу.


До дружбы здесь еще очень много дорог, которые следует пройти. Но все возможно в этом перменчивом мире)
Спасибо!
 
Anastasiya -//- Анастасия. Декан. Слизерин. Уважение: 103
№3 от 17.06.18
Пони плавают в бульоне.
Божечки, как это мило) пусть они уже взрослые, но это не меняет их хорошей дружбы, которая возможно когда-нибудь перерастёт в что-то более серьёзное. Особенно в этой ситуации. Спасибо за работу.
---
Без идей жить нельзя.
 
opalnaya -//- Магдалена. Старшекурсник. Гриффиндор. Уважение: 15
№2 от 31.03.18
Эппл
Прекрасный фанфик!))

Прекрасный фанфик!))

Спасибо!))
 
Эппл -//- Эппл. Первокурсник. Слизерин. Уважение: 0
№1 от 11.03.18
Прекрасный фанфик!))

Прекрасный фанфик!))
Единственная (и последняя) моя работа с Рикманом, имеющая относительное право на существование.
В день своего девятнадцатилетия Гермиона Грейнджер получила лучший из возможных подарков – себя.
Решили, что будем призывать?
Дурсли - та еще семейка! Но из двух зол всегда выбирают меньшее. Или вообще какой-нибудь третий вариант. Фик #11 серии Crazy Quilt. Осторожно! Злобный стеб над фанонными штампами. Персонажи иногда могут вести себя неадекватно, а порой и просто не выживать.
Интервью с Miller. Декан Хогса, модератор ДД, редактор Каталога фанфиков.

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

4 курс

Гарри Поттер и Кубок Огня

подробнее

Амелия Сьюзен Боунс

Сотрудник отдела магического правопорядка

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com