Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Смерть, которой не было»
 
Интервью с Miller. Декан Хогса, модератор ДД, редактор Каталога фанфиков.
Качественный часовой фильм самых преданных фанатов, рассказывающий о том, как Том Реддл стал темным магом.
Амбридж грохнула дверью своего кабинета и резко опустилась в кресло. Мерзкая школа! Такое впечатление, что не только ученики, но и преподаватели сговорились против нее.
- Может, по чашечке чая? - промурлыкал сзади вкрадчивый голос.
Амбридж резко обернулась и увидела сзади себя широкую улыбку кота, парящую над столом. Постепенно появилась голова и часть туловища.
- Опять ты со своим чаем! Я уже не знаю, сколько чашек нужно выпить, чтобы привести свои нервы в порядок.
- Кто говорит, что нет ничего лучше для успокоения нервов, чем чашечка чаю, на самом деле не пробовали настоящего чаю. Это как укол адреналина прямо в сердце. Самое то, что нужно для новых свершений, - Чеширский Кот кувыркнулся в воздухе и указал лапой на чайник. - Разливай, Долорес!
В мире после войны не осталось места свету, но Гермиона Грейнджер пойдёт на всё, чтобы разжечь пламя сопротивления. Даже если для этого придётся соблазнить самого опасного мага тысячелетия.
Добро пожаловать! Через несколько минут вы войдете в эти двери и присоединитесь к вашим товарищам по учебе, но прежде чем вы займете свои места, вас распределят по факультетам: Гриффиндор, Хаффлпаф, Равенкло и Слизерин. Пока вы находитесь здесь, Ваш факультет будет для вас семьей. За успехи вы получаете очки, за нарушение правил вы будете их терять. В конце года факультет, набравший большее
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Mystery_fire
Новый пост на стене у Dalila
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Kris_L
Новый пост на стене у Kris_L
Новый пост на стене у Агапушка
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Фанфик «Смерть, которой не было» 13+
Библиотека 05.06.18 Отзывов: 4 Просмотров: 131 В реликвиях у 0 чел. +2
Автор
Бета
Triss Merrigold
Статус
Автор обложки: Sasha9
Что, если не только Гермиона использовала Хроноворот на третьем курсе?..
Размер: мини
Жанр: ангст
Предупреждения: AU, POV
Категория: в Хогвартсе, маховик времени
Пейринг: Драко-Гермиона
Персонажи: Драко Малфой, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп
10.0
Голосов: 1
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
В оконной раме, сероглазый мой малыш,
Ломаешь плитку пополам — и молчишь,
Шуршит обертка, как серебряный оклад,
Осиротел и пуст.
Я знаю все, в чем был и не был виноват.
Я не могу войти в твой плюшевый ад.
Ты проглотил бы все, на чем задержишь взгляд,
Но я испорчу твой вкус.
Лора Бочарова "Шоколад"



Знаете, для меня та история не осталась в прошлом. Она как Метка на моей руке: ее, выцветшую, давно уже не видно, но я знаю, что она — есть. Надо лишь прикрыть глаза — и я снова там, прячусь за кустом можжевельника и напряженно жду...
Вот сейчас.
Сейчас я, Драко Малфой, обезумевший мерзавец, потянусь за палочкой, чтобы сделать это. Вот моя рука нащупывает пустоту, судорожно шарит по бедру, но момент упущен — я на прицеле. И я не успеваю...
Это не случится. Потому что моя палочка лежит в чемодане с фамильной монограммой — между парадной мантией и журналом "Стрип-вейла", а Винс и Грег — не конченые психи. И еще потому, что я, Драко Малфой, уже сделал это. И не позволю этому повториться.

Конечно, это была моя идея: пойти посмотреть на казнь проклятой зверюги. Он ведь и впрямь мог меня поранить, не так ли? Мне повезло, просто повезло. И увидев, как нелепому монстру отсекли его птичью башку, я в общем-то не загрустил — заодно наука бестолочи Хагриду. Мы, конечно, были не единственными зрителями: троица с Гриффиндора в полном составе явилась на наш холм. Ничего удивительного — самая удобная точка обзора. И такие у них были физиономии... Будто родителей похоронили, ну честно. Хотя, у Поттера все уже похоронены, мог бы обойтись без этой вселенской скорби. Грейнджер рыдала на плече Уизела — Мерлин, я бы даже растрогался, будь повод серьезным. В общем, такие лица я просто не мог пропустить: хотелось сказать пару приятных слов.
Видимо, я перестарался, или Винс слишком громко хрюкнул, — так или иначе, грязнокровка вдруг завелась и рванулась вперед, даже те двое не успели ее удержать. Неприятный был момент: видеть ее палочку, нацеленную на меня в упор. Но магловская затрещина, которую она мне так неожиданно влепила, оказалась и вовсе непереносимой. Я вообще себя не помнил, когда выхватил палочку... Как-то все сразу навалилось и в одну секунду взорвалось: в голове и перед глазами — единой зеленой вспышкой.

Следующее, что я помню — жуткая осязаемая тишина. И — обмякшее тело у моих ног. А в голове безумные мысли — по кругу: "Я убил грязнокровку. Папа может мною гордиться. Я убил грязнокровку. Я... убил?"
Все почему-то ожили одновременно: Поттер выхватил палочку и бросился ко мне, обогнув лежащее ничком на траве тело, Уизли рухнул на колени возле совсем уже не воинственной Грейнджер, а Грег, оттолкнув Винса, загородил меня собой, успев бросить: "Хроноворот, Драко! Только Хроноворот..." В следующий момент заклинания затрещали яростными вспышками, и я наконец отмер. Хроноворот! Единственная в мире вещь, способная спасти мою душу, за которую — если оставить все как есть — никто не даст и ломаного кната.
Я убил грязнокровку — Мерлин мой, как вообще я смог?! "Как? — насмешливо произнес ледяной голос в моей голове. — В спину. Так гораздо легче убивать, мальчик..." Я и до того бежал во весь дух — а теперь и вовсе помчался, спотыкаясь и не разбирая дороги, падая и поднимаясь: лишь только оторваться, скрыться от жуткого голоса, кому бы он ни принадлежал. Так что в человека — первого на моем безумном пути, на который свернул пять минут назад — я врезался на полном ходу и закричал: сдали нервы. В плечи мне впились жесткие пальцы, яростный шепот ворвался в сознание сквозь пелену исступления, заставив наконец заткнуться:

— Что случилось с вами, мистер Малфой, что вы визжите, как драклова мандрагора?

Мерлин любил меня в тот день... иначе как объяснить, что именно декан бродил в окрестностях, когда я летел вот так — в никуда — с бешеными глазами?

— П-профессор, я... я...

Снейп крепко встряхнул меня, — так, что мотнулась голова, и слова посыпались наружу, обгоняя друг друга:

— Профессор Снейп, мне нужно, очень нужно в школу! Мне нужен Хроноворот, профессор! Помогите... — тут я не выдержал и всхлипнул, но декан не дал моему хныканью перейти в истерику. Встряхнув еще раз, он прожег меня страшным взглядом, проникнув, кажется, прямо в мозг, выуживая нужные картинки и бесцеремонно отшвыривая никчемные. Наконец зрачки его расширились, делая глаза еще чернее — а ведь раньше это казалось мне невозможным, — и он отпрянул, резко отпустив мои плечи, как нечто омерзительное.

— Вы... — выдавил он, и я съежился от гнева, полыхнувшего в его взгляде. Но Снейп не дал ему выхода: тут же взял себя в руки, выпрямился и отрывисто бросил: — За мной. Быстро. Не отставать, отвечать только на мои вопросы. Это ясно? — последнее слово вышло прямо по-змеиному — я сразу вспомнил, как Поттер уговаривал кобру на парселтанге. Я исступленно закивал, внезапно до смерти испугавшись, что он сейчас бросит меня, бросит и уйдет, а мне останется лишь пустить Аваду себе в лоб — а я не сумею: еще на одно убийство меня не хватит... Снейп коротко кивнул, видимо, убедившись в моей покорности, и, стремительно развернувшись, зашагал в сторону Школы. Я едва поспевал за ним, путаясь в полах мантии, но не отставал ни на шаг, подавляя мучительное желание ухватиться за мантию декана — как за материнскую юбку в детстве, и не отпускать во что бы то ни стало.

— Вы умеете обращаться с Хроноворотом, Драко? — бросил Снейп через плечо, не сбавляя шаг.

— Д-да, профессор, — задыхаясь, уверил я — и это было правдой.

* * *
Вообще дикость, конечно, что так получилось: незапертый отцовский кабинет при наличии в доме трех бестолковых, но до безобразия любопытных юных волшебников. Длилось наше — мое — преступление минут пять.... А в прошлом я провел час — хватило ума и везения сделать лишь один оборот. Внезапно я оказался в кабинете один, ошалело огляделся и замер: окно выходило на лужайку, где носились Винс с Грегом и... я. Не в силах оторвать глаз от белобрысого мальчишки, я едва успел отпрянуть от окна и спрятаться за портьерой: тот я, что был внизу, вдруг задрал лицо вверх. Не помню, чтобы час назад меня могло что-то заинтересовать в окне отцовского кабинета, может, я вообще смотрел в другое окно. Но я нынешний — одиноко торчащий в пустом кабинете с затейливой металлической штукой на шее — очень испугался встретить собственный взгляд. Я так и не рискнул высунуть нос из кабинета, решив отсидеться за тяжелой портьерой: ее просторные складки, ниспадающие на пол, казались надежным убежищем. Сидел на полу, уткнувшись лбом в коленки, и слушал собственный смех за окном. Мерлин, не знал, что я так смеюсь!.. Мне бы при всем желании не удалось выбраться: отец отопрет кабинет лишь через час, когда торопливо ворвется в дом и стремительно взлетит на второй этаж, шурша мантией.
Что-то пошло не так в тот день — настолько, что Люциус Малфой оставил свой кабинет открытым на целых пять минут — а мы как раз были особенно настроены на приключения. Ну ладно, не мы — я. Грег, как обычно, пытался меня урезонить, за что я обозвал его трусливым болваном и решительно скользнул в святая святых. Без определенной цели — просто эта комната была самой интересной и недоступной в мэноре, а отец — моим кумиром. И пробраться в его личные владения было все равно что маглу найти волшебную палочку, наверное... Друзьям ничего не оставалось, кроме как последовать за мной. Наугад подергав латунные ручки ящиков необъятного стола, я уже собрался было перейти к огромному шкафу — за темным стеклом створок заманчиво мерцали загадочные сокровища — как один из ящиков со скрипом подался. Затаив дыхание, я уставился на его содержимое: бумаги меня не заинтересовали, а вот изящная вещица, матово поблескивая в дальнем углу, просто просилась в руки. Я знал, что это: Хроноворот. Зачарованно разглядывая тонкий белый песок внутри стеклянной колбы, заключенной в латунь, я медленно надел длинную цепочку себе на шею.

— Драко, ты с ума сошел? — прошипел за спиной Грег, взволнованно схватив меня за локоть. — Ты знаешь, что за незаконное хранение Хроноворота светит Азкабан?

Я вырвал руку и смерил его насмешливым взглядом. Винс молчал, но неодобрительно сопел.

— Никто ничего не узнает, трусы, — и взялся за поворотный механизм. — Мы всего лишь попробуем... и вернем на место.

За дверью послышались торопливые шаги, и я со страху крутанул песочные часы. Оно и к лучшему, что отец меня спугнул: я собирался вернуться дальше во времени... Он сразу смекнул, что к чему. Любезным голосом, которым можно было резать стекло, сообщил Винсу с Грегом, что их заждались родители; едва за теми закрылась дверь, аккуратно снял с моей шеи Хроноворот; жестом велел мне оставаться на месте, а сам настрочил два письма и отправил сов Крэббу и Гойлу старшим. Лишь после этого настал мой черед.
Пришлось очень долго молчать и очень внимательно слушать — то краснея, то бледнея. Из кабинета я вышел твердо убежденным: многие знания — многие печали. Первое, чем я занялся после наказания — встал перед зеркалом и начал придумывать себе новый смех...

* * *
Так что я не просто знал, как обращаться с Хроноворотом — я это умел. На третьем году обучения в Хогвартсе мало кто мог похвастаться этим, но я охотно поменялся бы сейчас местами с самым тупым хаффлпаффцем — лишь бы избавиться от страшной необходимости применять это невольно обретенное умение. И все же: что-то ускользало из памяти, что-то важное из отцовской лекции, я не мог понять — что, и это еще больше сводило с ума.
Мы довольно быстро добрались до Школы. Увидев Макгонагалл, спешащую навстречу, декан заслонил меня собой.

— Северус, у нас чрезвычайное происшествие, — задыхаясь, выговорила она на ходу, — у хижины Хагрида: кажется, убит студент... — и, так и не заметив меня, устремилась в сторону Леса.

Меня будто Ступефаем огрели. Я вновь увидел Грейнджер — ничком на траве, увидел лохматые волосы, упавшие на лицо, неестественно вывернутую руку и валяющуюся рядом палочку… Палочка меня добила. Она у Грейнджер была красивая: будто оплетенная виноградной лозой. Что делают с палочкой после смерти волшебника? Кладут вместе с ним в гроб? В гроб... Меня снова заколотило, но Снейп, не говоря ни слова, больно ухватил меня выше локтя, как клещами, и потащил за собой. Спотыкаясь и не глядя на пробегающих мимо людей, я старался думать лишь о том, чтобы не упасть, и не заметил, как мы оказались перед двумя горгульями, охраняющими вход в кабинет Дамблдора.

Черничный пудинг! — выдохнул декан, и в следующий момент мы уже поднимались по вращающейся лестнице.

Я не знал, почему он спасает меня, рискуя собственным положением, как не знал и того, стал бы он делать то же самое для кого-нибудь другого — если такой идиот нашелся бы в Хогвартсе. Я лишь молча стоял под дверью, уставившись в пол, и пытался сообразить: какое количество оборотов я должен сделать сейчас.
Я сделал два. Декан любезно напомнил мне, глядя в упор, мне показалось — прямо в душу: два часа назад, сдвоенное зельеварение у Гриффиндора со Слизерином. Я с надеждой заглянул ему в глаза, но в зияющей черноте не увидел ровным счетом ничего. А Снейп покачал головой в ответ на мою молчаливую мольбу: мне предстояло сделать все самому. Еще в одном он все же помог мне: торопливо взмахнув палочкой, наложил пару заклинаний, почти не разжимая губ, — подозреваю, Тихой походки и Отвода глаз — и оттолкнул к стене, кивнув на Хроноворот.
Прокрасться в подземелья было не слишком трудно: в отличие от Поттера с компанией мы не располагали мантией-невидимкой, поэтому во время ночных вылазок неплохо изучили ходы-выходы, лазейки и закоулки Школы. Гостиная и спальня должны пустовать: все на занятиях...
Почему чертов Забини оказался в гостиной в учебное время — я не стал выяснять, однако он едва не провалил мой план. Как же я возненавидел его в тот момент: сидящего на коленях у камина — очевидно, он ждал кого-то... В другое время я бы непременно выведал у него, что да как: если не обрести лишний повод для поддевок и тем самым записать очко на свой счет, то хоть потешить самолюбие его смущенным лепетом и горящими щеками. Но сегодня был особенный день: сегодня я убил грязнокровку и сделал декана соучастником своего преступления, поэтому для Забини я был слишком занят.

Крадясь по лестнице в спальню и не отрывая взгляда от Блейза — казалось, зачарованного огнем, — я поражался: как он не слышит ударов моего сердца, ведь оно бухало на всю гостиную. В спальне, к счастью, никого не оказалось, но это внезапно потеряло смысл: моей палочки здесь тоже не было... Мерлин, если бы факультетам начисляли баллы за идиотизм, Слизерин в этот день опередил всех — и только за мой счет! Я стоял дурак дураком возле собственной кровати, и отчаяние, отставшее было, пока я тенью скользил по Школе, наваливалось на меня с новой силой. Собрав остатки воли в кулак, я каким-то чудом сумел не поддаться панике и не завыть в голос, пугая Забини, торчащего внизу. Глубоко дыша, я отогнал от себя картинку: сумасшедшие глаза Поттера над обмякшим телом Грейнджер, и в моем тупике забрезжил выход.
Всему курсу — если не факультету — было известно о моем пристрастии к душу и к переодеваниям трижды в день. Я не видел смысла ограничиваться парой джинсов, имея столько красивой дорогой одежды, поэтому переодевался после занятий. И в этом сейчас я увидел для себя крохотный шанс: хвала Мерлину, в душ я ходил без палочки, не то что на первом курсе — когда мы только что задницу магией не подтирали. И одежду предпочитал швырять на пол у кровати — на то ведь и нужны эльфы, чтобы разобраться с этим, правда? Ну хорошо, в Школе для эльфов шмотки приходилось собирать и складывать в определенное место, но отказ от домашних привычек мне давался с трудом...
Так или иначе, мне не оставалось ничего, кроме как затаиться под кроватью в ожидании... себя. И снова — час наедине с собой, как и тогда — в отцовском кабинете, час во власти собственных мыслей и эмоций. В голову полезли воспоминания: Грейнджер презрительно качает головой, обвиняя меня в том, что отец купил мне место ловца в команде — кстати, я был хорошим ловцом. Вот она тянет руку, чуть не выскакивая из-за парты: воплощение нетерпения с чуть заметным намеком на превосходство — она, как всегда, знает ответ... Вот на трибуне — глаза горят, руки стиснуты в крайнем волнении: а ну как в этот раз я, а не Поттер, поймаю снитч? Вот ее кулак с разворота летит мне прямо в лицо...

Неужели ее больше не будет — на уроках, на трибунах, в Большом зале — вообще не будет: нигде и никогда? Сколько жуткой окончательной простоты в этих словах: какой-то липкий ком забил мне горло, мешая дышать, выпирая под ребрами, сочась наружу жгущими щеки слезами. Я беззвучно давился ими, корчась под кроватью и зажимая рот обеими руками: так вот что значит "убить"? Так легко — и так страшно... Мне казалось, эта ломка никогда не кончится, что Мерлин покарал меня Круциатусом — за мою бездумную Аваду. Я понял еще кое-что, прячась там, в тишине: ненависти, которой я так бравировал перед сокурсниками, не было… Было раздражение — оттого, что я никак не мог обойти ее в учебе; оттого, что Поттер дружил с ней — Поттер, отвергший мою дружбу в первый хогвартский день; оттого, что в наших извечных стычках она смотрела на меня, как на отбросы. Грейнджер меня бесила — но я ее не ненавидел. И от этого произошедшее выглядело еще кошмарней.
За дверью послышался многоголосый шум: мы возвращались с занятий. Впившись зубами в костяшки пальцев, я мучительным усилием заставил себя собраться.

"У тебя есть шанс, Драко Малфой, так исправь свою ошибку — сам!"

Я замер, как хищник в засаде, напряженно выжидая, когда на пол с шорохом скользнут мои брюки: на поясе, в дорогом кожаном чехле — подарок матери на Рождество — заветная цель.
Вокруг царил обычный шум: болтовня, смех, препирательства, но никогда еще он не наводил на меня такого ужаса. Ведь меня там не должно было быть! Я лежал под собственной кроватью в то самое время, когда раздевался рядом — было от чего сойти с ума, не так ли? Наконец вожделенная добыча оказалась перед носом: протяни руку и возьми. Однако я — Тот-который-еще-не-убивал — какого-то черта торчал на месте, сцепившись с кем-то в шутливой перепалке: небрежно брошенное "Грейнджер" впилось с размаху под ребра, заставив до боли прикусить губу.
"Проваливай в душ, ублюдок..." — взмолился я в отчаянии и с облегчением увидел собственные ноги, шлепающие в направлении ванной. Не знаю, скольких лет жизни стоили мне секунды, когда я тянулся из-под кровати к ремню собственных брюк, лежащих прямо перед носом, рискуя быть замеченным кем-нибудь не в меру любопытным. Когда палочка оказалась у меня в руке, и никто не завопил «Смотрите!» я понял, что не дышал. Перед глазами мелькали черные точки, я сжимал в руке палочку и медленно переводил дух: вдох-выдох, вдох-выдох. Пока не сообразил, что прямо над головой у меня — чемодан. Очень тихо, стараясь не клацнуть замками, я открыл его и засунул палочку поглубже в мягкие недра. Ноги затекли и ныли, спину ломило, но я терпеливо ждал собственного возвращения.
Вот теперь мне оставалось лишь уповать на свою безалаберность и молить Мерлина, чтобы, вернувшись, я не обратил внимания на пустой чехол... И знаете, что? Мне повезло. Я уже сказал: Мерлин любил меня. Чехол был жестким. Я-только-что-из-душа был слишком захвачен предстоящим зрелищем.

С того дня я снова стал брать палочку с собой в душ — но уже совсем по другим причинам. И ложась в постель, я прятал ее под подушку. Ни смешки Забини, ни едкие шпильки Нотта совершенно не трогали меня. Я слишком хорошо запомнил день, когда остался без палочки.
Дождавшись, пока последний слизеринец покинет спальню — а я не сомневался, что останусь в одиночестве: по весне после занятий нас было не удержать в подземельях, от первокурсника до выпускника — я со стоном вытянулся на спине, морщась от боли в сведенных мышцах. Дело было сделано: я обезоружил себя, оставалось пробраться к кабинету Дамблдора, чтобы дождаться декана и вернуть ему Хроноворот... а также понести неизбежное наказание — любое, которое придумает для меня Снейп. Все так, но... я не мог. Я должен был своими глазами убедиться, что Грейнджер останется жива. Меня — убийцу — неодолимо тянуло на место преступления.

В этот момент мой мозг, очевидно, не выдержал потрясений и сдался, приглушив эмоции: я словно наблюдал за собой со стороны. Я колдографически точно вспомнил довольно ухмыляющегося Забини: с видом превосходства он разливался соловьем о свидании на Черном озере — сразу после занятий. Я мимолетно подумал, а не связано ли оно с его сегодняшним прогулом и бдением у камина, но тут же выбросил это из головы: важно было совсем другое. Если кто и мог конкурировать со мной по части модных нарядов, так это Блейз. Поэтому, выбравшись из-под кровати, я легко отыскал еще одну его мантию — с щегольским капюшоном, — без тени сомнения сдернул с вешалки и набросил на себя, скрыв лицо от возможных любопытных встречных. Зная Блейза, я был уверен: наши пути не пересекутся в ближайший час, а о большем я и не мечтал. Разве только о том, чтобы этого дня вообще не было в моей жизни — но что толку грезить о несбыточном?
Школьные коридоры я миновал без помех: удача продолжала идти на шаг впереди. Лишь у самого выхода я чуть было не напоролся на декана: сердце провалилось в пятки, и я шарахнулся в спасительную тень массивной колонны. Откуда мне было знать, что наплел ему Забини, оправдывая необходимость прогулять зелья? Да и не стал бы Снейп церемониться с подопечным, желающим казаться загадкой, прячась в тени капюшона, — просто ухватил бы за подбородок и заглянул в глаза... Проводив декана взглядом, я перевел дух и, крадучись, выбрался на улицу: в лицо повеял теплый, пахнущий летом ветер... будто все шло своим путем. Я не рискнул задерживаться и сбежал по ступеням, готовясь повторить проделанный два часа назад безумный путь — только уже предельно осторожно, держась густого подлеска и зарослей лещины. И я успел.

Снова я видел себя со стороны — и я себе не нравился. Скорее всего, я бы себе тоже врезал — не за то, что издевался над Грейнджер. За то, что сделал мгновением позже. Но я, затаившись в кустах неподалеку, смотрел, смотрел, смотрел, до крови обкусывая ногти на руках: вот сейчас... В момент удара — мысленно я дал за него Грейнджер девять из десяти — мое сердце совершило немыслимый кульбит, взлетев к самому горлу и прокатившись куда-то в живот. Вот сейчас!..
И мое "сейчас" не наступило.
Я почти услышал легкий щелчок в чудесном механизме мироздания — и реальность изменилась: Грейнджер осталась жива.

* * *
Ноги отказали мне лишь у входа в кабинет директора: я спрятался за горгульей и тихо сполз по стене. Там и нашел меня Снейп: сидящим на полу в чужой мантии и в полной прострации. У меня не осталось сил на слова и движения — я лишь молча смотрел в его непроницаемо черные глаза, пока он снимал с моей шеи тонкую цепочку и разжимал мои онемевшие пальцы, намертво вцепившиеся в Хроноворот. Путешествие в прошлое завершилось. Плохо помню, как мы добрались до кабинета зельеварения: кажется, ему пришлось почти волоком тащить меня по коридорам, пресекая любопытные взгляды и ненужные вопросы. Тщательно заперев дверь, Снейп достал из ящика стола невзрачный фиал и плеснул из него в стакан, долив водой.

— Выпейте, Драко, — отрывисто приказал он, протянув мне стакан, а поскольку я по-прежнему не реагировал, силой влил зелье мне в рот.
Я даже не знаю, что это было, потому что не почувствовал вкуса — но вряд ли обычное успокоительное... мне тогда требовалось что-то покруче — чтобы прийти в себя. Я покорно проглотил пресную жидкость, на что декан удовлетворенно кивнул и наконец опустился на стул, уставившись на меня в упор.

— Полагаю, вы справились, мистер Малфой, — он заговорил обычным тоном, и это, как ни странно, привело меня в чувство быстрее, чем зелье. Хотя, я не уверен... скорее всего — все сработало вместе.

— Да... получилось, — слова дались с трудом, и я поразился безжизненности собственного голоса.

Снейп коротко кивнул, не сводя с меня глаз. Думаю, я выглядел довольно жалко: чужая мантия, встрепанные волосы, застывший взгляд. Но лицо декана оставалось невозмутимым.

— Мистер Малфой, смею надеяться, вам не нужно объяснять: все случившееся должно остаться между нами, — его голос звучал ровно, но я вздрогнул от одной мысли, что кто-то может узнать. Разумеется, объяснять было не нужно. И все же он счел необходимым объяснить.

— Это значит, мистер Малфой, что вы должны вести себя ровно так же, как вели до сегодняшнего дня.

Продолжать задирать Поттера и компанию. Задирать Грейнджер: высмеивать ее зубы, волосы и характер, — запрещая себе вспоминать палочку на траве, выпавшую из ее руки.

— Вы не должны — ни при каких обстоятельствах — рассказывать или хотя бы упоминать о случившемся.

Одному Мерлину ведомо, как мне удавалось выполнять данное обещание все эти годы — особенно, познав сомнительные радости хмельного угара...

— Мне совсем не хотелось бы облегчать вашу память, мистер Малфой...
А я бы не отказался, честно. И кто знает: чем бы закончилось тогда дело на Астрономической башне... и в мэноре — когда егеря приволокли пленников во главе с пережаленным Поттером.

— ...поэтому я надеюсь — вы меня хорошо поняли.

Декан смотрел на меня очень, очень пристально: его взгляд почти можно было потрогать рукой — и ощутить под пальцами теплый камень. Знаете — как нагретые ступени Хогвартса летним вечером. Не был он холодным, твердым — да, очень... но не холодным. Я убедительно, как мне показалось, закивал, полный решимости не раскрывать рта — если удастся, то до конца жизни, — и тут же с губ моих против воли сорвался возглас:

— Профессор, я убийца!.. — в голосе было столько отчаяния, что он испугал меня самого.

Снейп снова пригвоздил меня к скамье тяжелым черным взглядом. Молча понаблюдав за моим трепыханием, — моя неподвижность не могла укрыть от его глаз душонку, корчащуюся в ужасе бабочкой на булавке, — он положил на сплетенные пальцы острый подбородок и негромко произнес:

— Вы не убийца, Драко. — И повторил для верности: — Не убийца.

— Как?.. — потрясенно выдохнул я, не зная: что думать и чему верить.

— Так, — веско припечатал декан, хлопнув ладонями по столу. — Если бы каждый сопливый третьекурсник способен был на полноценное Непростительное, вас держали бы в клетках до совершеннолетия, мистер Малфой, — помолчав, будто дав мне время на усвоение шокирующего факта, он наклонился к столу и добавил — внятно и отчетливо: — Хроноворот не возвращает мертвых к жизни. Убей вы мисс Грейнджер по-настоящему — этот курс стал бы для вас выпускным, Драко.

Меня словно дважды приложили Ступефаем — и крепко приложили, до звона в голове и приступа тахикардии. Вот, что крутилось на краю сознания, не даваясь в руки; вот мой пробел в познаниях о Хроновороте. Я не убил Грейнджер — я попросту не мог, а если бы мог — не исправил ровным счетом ничего. Слова декана донеслись, как через вату:

— ...некую силу ваша невоздержанность несла — мисс Грейнджер, очевидно, впала в глубокий обморок — однако об убийстве речи не идет, мистер Малфой, — в его взгляде читалось прямо противоположное, но это меня не задело: объяснение невозможности убийства не отменило для меня факта его совершения. Я чувствовал себя убийцей — и я им был. Потому что будь я старше и опытнее, моя Авада сработала бы, как задумывалось, и уже не помогли бы все Хроновороты, вместе взятые. И пусть мне не достало сил наделить заклинание смертоносным эффектом, поднять руку и выговорить страшные слова сил хватило — а значит, я убил.

Я не стал делиться с деканом своими соображениями: он фактически спас меня, маленького подонка, от полного краха. Теперь, когда все осталось позади — для всех, кроме меня — я осознал, как сложилась бы моя жизнь, не вспомни Грег о Хроновороте, не встреть я Снейпа по пути в Школу, не будь директором Дамблдор — а в его роли в том, что случилось, я не сомневался. И ни денег, ни влияния отца не хватило бы, чтобы избежать скандала и отмыть имя Малфоев от позора. Что отец сотворил со своей и нашими жизнями потом — другой разговор. В тот день я и сам оказался на развилке, сделав крутой поворот — дважды. Моя психика никогда не отличалась стабильностью, так стоит ли удивляться, что сейчас я сижу здесь?..

Следующим утром мы натолкнулись на гриффиндорскую троицу в коридоре. Мне стоило больших усилий не шарахнуться в сторону при виде Грейнджер: в ее настороженных глазах мне чудилось обвинение... Но главным образом меня передернуло от того, что я скверно провел ночь: до самого утра я раз за разом убивал Грейнджер, а вслед за этим передо мной вырастала гигантская призрачная фигура длиннобородого волшебника, который громовым голосом проклинал меня, и я вскакивал на кровати в ледяном поту, стуча зубами. Попеременно с Мерлином этой ночью мне пытались отомстить Поттер, Уизли, почему-то Забини и даже Хагрид, так что мой порыв был неудивителен... Я сумел: пройтись по прическе Грейнджер, огрызнуться на выпад Поттера и даже поюродствовать насчет несостоявшейся казни — я был на высоте. И никто до сих пор не знает, чего мне стоила та встреча с Грейнджер — первая после смерти... которой не было.

* * *
"Драко, ты готов?" — в ее голосе явственно сквозит нетерпение: она соскучилась по своим друзьям, так и не ставшим моими, но она не теряет надежды, что когда-нибудь все же станут. Топор войны зарыт, но для теплой дружбы слишком много сказано в прошлом и мало сделано в настоящем.

Мы с ней негласно установили своеобразные правила: я даю себя уговорить на совместную поездку через два раза на третий; прямо как визиты к вам, доктор: через две среды на третью. По мне так и это перебор, но иначе — она обижается.

"Да, детка. Уже иду", — понимаете, я не хочу обижать ее — после того, как однажды убил.
Автор данной публикации: Halfblood
Julia. Первокурсник. Факультет: Равенкло. В фандоме: с 2010 года
На сайте с 11.05.18. Публикаций 18, отзывов 14. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 25.06.18
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
Halfblood -//- Julia. Первокурсник. Равенкло. Уважение: 11
№4 от 11.06.18
Sasha9, большое спасибо! Какая красота атмосфернаяheart
 
Sasha9 -//- Александра. Старшекурсник. Равенкло. Уважение: 81
№3 от 09.06.18
Замечательный, захватывающий фанфик о том, как человек меняет свои приоритеты и взгляды на жизнь осознав, что такое смерть и что такое быть причинной этой смерти.
Halfblood, спасибо за такое творения! love

Маленький призент за вдохновения. flov
Сообщение редактировалось автором 10.06.2018, 00:11
 
Halfblood -//- Julia. Первокурсник. Равенкло. Уважение: 11
№2 от 06.06.18
Большое вам спасибо! Так приятно слышать, что история запомниласьheart
 
Della-ambroziya -//- Дана. Старшекурсник. Равенкло. Уважение: 20
№1 от 06.06.18
Мы с моим миром идем гулять .
О, да, я помню этот фик - он потрясающий! Каждая фраза, обороты речи чрезвычайно врезаются в память. А концовка особенно эффектна. С удовольствием перечитала.
---
Хэдканон - суров и беспощаден.
Старшекурсник Della-ambroziya пишет:
Фанфик «Устоять на облаках»
Старшекурсник Della-ambroziya пишет:
Арт «Hunter and Dragon»
Декан Anastasiya пишет:
Арт «Hunter and Dragon»
Старшекурсник Агапушка пишет:
Арт «Hunter and Dragon»
Старшекурсник opalnaya пишет:
Фанфик «Из ряда вон»
Старшекурсник Della-ambroziya пишет:
Фанфик «Из ряда вон»
Старшекурсник Sasha9 пишет:
Видео «Fantastic Beasts || hum ...
Старшекурсник Della-ambroziya пишет:
Видео «Fantastic Beasts || hum ...
Она стала его прекрасной бабочкой, его неожиданным подарком из будущего, и он не собирался отпускать ее. Никогда...
Третья часть серии "Перрон". Первая часть Вторая часть Ветер колышет её короткие каштановые кудри, бросая отросшие кончики ей в лицо, но Гермиона не обращает на это внимания. Конечно, будь они длиннее, она бы просто убрала их в хвост, но… Но Гарри как-то обмолвился, что ему нравится её новый образ.
Решили, что будем призывать?
Рон Уизли пытается вести бизнес. Панси Паркинсон делает то же самое и очень этим мешает. «После определенной точки деньги перестают быть целью, они перестают вообще иметь значение. Сама игра — вот, что захватывает». Фанфик является победителем девятого тура I believe феста
Наконец-то появился первый официальный трейлер. Давайте же посмотрим, что там интересного такого.

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

6 курс

Гарри Поттер и Принц-полукровка

подробнее

Аврора Синистра

Преподаватель астрономии

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com