Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Сумасшествие всегда рядом»
 
  Кубок Хогса 2018   Равенкло   1301 балл
Встречайте: Джим Кей, талантливый иллюстратор с необычным видением героев поттерианы.
Что получится, если сделать кавер на песню Урсулы в стиле Долорес Амбридж?
Запах войны был повсюду: в прохладном ветре, в складках мантий и в земле под ногами

Работа одна из первых. Была написана в далёком 2013 году.
Немного пая)
Ну что, готовы к очередному безумию? Тогда добро пожаловать на «Крейзикросс» – конкурс кроссоверов с непредсказуемыми заданиями и сумасшедшими сочетаниями фандомов! Баллом здесь правит Фортуна и его величество Рандом. Если вы смелы и отчаяны, и не привыкли пасовать перед трудностями – приглашаем присоединиться к числу участников. Обещаем, что скучать вам не придется :) Арты +10 | Фанфики +10 |
Вы готовы потратить галлеоны? Доставайте кошельки! Теперь настало время Третьего Аукциона под названием «Маховик». Спешите принять участие!
Новый пост на стене у Dalila
Новый пост на стене у Miller
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у T.Vesson
Новый пост на стене у T.Vesson
Новый пост на стене у КатеринаФилдинг
Новый пост на стене у Arselia
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Miller
Новый пост на стене у Агапушка
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Уважаемые волшебники, рады представить вашему вниманию революционное и, будем надеяться, перспективное начинание – Клуб переводчиков.
В свете последних событий, с аукционом и нашим общим банкротством вэлком в этот пост. Расскажу секреты заработка ;)
Фанфик «Сумасшествие всегда рядом» 13+
Библиотека 23.09.18 Отзывов: 2 Просмотров: 66 В реликвиях у 0 чел. +2
Автор
Бета
Autum_n, Irish Cream
Статус
Автор обложки: KATAFALK
Сумасшествие – всего лишь помутнение утонченного рассудка.(с)
Размер: мини
Жанр: ангст, драма
Персонажи: Вальбурга Блэк, Кикимер
10.0
Голосов: 2
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10

Будут читать 0 чел.

Ждут проду 0 чел.

Прочитали 0 чел.

Рекомендуют 0 чел.

Вот уже которую ночь стены сжимались вокруг, давили гобеленами, преломляли в безликих зеркалах и пытались удушить пыльными шторами... Хотя нет, не так. Все это происходило и с ней, и в то же время совсем не с ней, словно она наблюдала за любопытной картинкой из жизни совершенно другой женщины. Словно это она, та незнакомка, отражалась сейчас в потемневшем от времени зеркале трюмо, и это ее тонкие руки пытались заколоть седые волосы жемчужным гребнем. Ведь не может же она, Вальбурга Блэк, так выглядеть? Ведь у нее самой кожа гладкая и сияющая, волосы густые и черные, а глаза полны молодого, задорного блеска...

Пальцы скользнули к лицу, желая убедиться, что отражение в зеркале принадлежит кому угодно, но не ей... но кожа под пальцами была тонкой, как пергамент. Неуверенным движением она убрала густую прядь волос со лба и с силой сжала раскалывавшуюся от боли голову.

— Не я... не я... — шептала она, всматриваясь в потускневшие серые глаза.

— Что «не ты»? — негромко спросил мужчина, небрежно поигрывающий волшебной палочкой.

Вальбурга вздрогнула от испуга и резко развернулась к говорившему. Черты лица постепенно разглаживались по мере узнавания говорившего.

— Здравствуй, Орион, — уже совершенно спокойно произнесла она, подавая руку для поцелуя, и мягко пожурила: — Давно ты не заходил ко мне.

— Дела, Вэл, дела, — усмехнулся он, прикасаясь к тонким пальцам. — Ты же знаешь, Августус Руквуд ни за что не согласится продать ткацкую мануфактуру в Дувре, надо постараться, чтобы сделка не сорвалась.

— Да, конечно, — кинула она, вновь отворачиваясь к зеркалу. — Как думаешь, Присцилла принимает? Я бы хотела ее навестить и лично поздравить с рождением малыша.

— Как они его назвали, не напомнишь? — поправляя запонки, поинтересовался Орион.

— Люциус, — улыбнулась Вальбурга, заметив в зеркале веселый взгляд мужа. — Люциус Абрахас Малфой. Звучит, да?

Орион поднялся, приблизился к жене и, едва ощутимо погладив напряженные плечи, задержал теплые пальцы на ее щеке.

— Не переживай, — целуя волосы Вальбурги, сказал он, — у нас тоже будут дети, вот увидишь. Двое...

— Я так хочу сыновей.

— Конечно, сыновей, Вэл...

Голос затих, и в комнате вновь воцарилась гнетущая тишина. Со скрипом проехались по паркету ножки пуфа, когда Вальбурга решительно отодвинулась от туалетного столика.

— Кикимер! — громко позвала она, и голос неприятно царапнул слух, заставив ее поморщиться.

— Да, хозяйка, — раболепно склонился домовик, прижимая уши к голове. — Вы звали?

— Накрой ужин в большой столовой, сегодня мы с мужем будем обедать вместе, — отдала она распоряжение. — Да поживее, я не люблю ждать.

Глаза Кикимера испуганно мигнули: когда на хозяйку находило такое настроение, следовало вести себя как можно незаметнее. С негромким хлопком он исчез, оставив задумавшуюся Вальбургу наедине с тревожными мыслями.


* * *


Распахнув резные дверцы огромного шкафа, Вальбурга придирчиво осмотрела развешанные платья. Жемчужно-серое было на ней, когда крестили Сириуса, и она до сих пор помнила, как крепко прижимала к груди своего первенца. Вон в том, синем, она была во время помолвки с кузеном. Казалось, что это произошло совсем недавно, а ведь минуло уже столько лет... пальцы бережно погладили потускневшую ткань, и она печально улыбнулась, доставая палочку и обновляя чары сохранности. «Пусть и еще повисит, радуя светлой грустью воспоминаний», — решила Вальбурга, перебирая остальные наряды.

Строгое вечернее платье с высоким воротником и длинными рукавами было пристально изучено и отложено на стоявшую рядом кушетку. Зеленый бархат ярко переливался в отблеске свечей, маня прикоснуться кончиками пальцев, ощутить гладкую упругость материала и не отпускать...

— Мам! Мам, он опять меня дразнит, — заканючил маленький мальчик, дергая ее за рукав халата. — Мам, Сириус меня обижает...

— Ты должен сам справляться с подобным, Регулус, — холодно отозвалась она, отцепляя от себя тонкие пальцы сына. — Иди, мне некогда.

— Но, мама... — в таких же серых, как у нее, глазах отразилось непонимание.

— Иди! — прикрикнула она.

Развернувшись, Вальбурга растерянно осмотрелась — комната снова была пуста.

— Регулус? — позвала, взяв с прикроватного столика палочку и осматривая залитую светом спальню, но кроме легкого дуновения ветерка, шевелившего тяжелые портьеры, ничто не нарушало тишины комнаты.

— Не понимаю, — пробормотала Вальбурга, надевая выбранный наряд, — куда подевался этот несносный мальчишка...

Вынимая из шкатулки тяжелые жемчужные серьги и вдевая их в мочки ушей, Вальбурга едва заметно хмурилась, пытаясь ухватить ускользающую мысль.

— Эта тишина сведет меня когда-нибудь с ума, — рассерженно бормотала она, застегивая ожерелье.

Тяжесть фамильных жемчугов неприятно сдавила грудь, заставив Вальбургу прижать руку к горлу, словно ей резко перестало хватать воздуха. Пара глубоких вдохов — и лихорадочно бьющееся сердце вернулось в норму, принявшись отсчитывать мгновения жизни.

Двери за спиной захлопнулись с приглушенным скрипом, когда она покинула комнату и направилась по слабо освещенному коридору. «Надо сказать Кикимеру, чтобы решил эту проблему», — отметила, скользя ладонью по гладким перилам лестницы.

— Кикимер!

— Да, хозяйка, — тут же появился домовик. — Ужин накрыт, как вы и приказывали.

— А мой муж уже там?

— Мастер Орион... — замялся эльф, испуганно прижимая уши к голове, — он...

— Что ты бормочешь? — сурово спросила Вальбурга, но, не дождавшись ответа, добавила: — Ах, ступай уже, я сама его найду... — и, шурша юбками, скрылась за поворотом, ведущим к столовой.

— Х-хозяйка... — несчастные блекло-голубые глаза верного слуги смотрели ей вслед, и крупные слезы падали одна за одной на ветхую наволочку. — Хозяйка, но мастер Орион... — пробормотал он, сокрушенно качая головой и пытаясь подавить рвавшиеся из груди всхлипы.


* * *


Двери столовой были приветливо распахнуты. В высокой люстре горели свечи, их пламя преломлялось в хрустальных подвесках и рассыпало вокруг мириады разноцветных всполохов. Огромный стол, за которым Вальбурга так не любила сидеть в одиночестве, был накрыт как для роскошного ужина, и она уже была готова похвалить Кикимера, как внезапно ее глаза расширились от гнева.

— Кикимер! — крикнула, яростно сжимая кулаки, что вовсе не надлежало делать благородной леди, как часто наставляла её мать, Ирма Блэк. — Кикимер!!!

Эльф появился перед ней и, увидев перекошенное от гнева лицо, тут же упал на колени, стараясь подползти и поцеловать ее ноги, лишь бы она простила.

— Х-хозяйка? — перепугано прохрипел он, протягивая к ней руки. — Что Кикимер сделал не так?

— Ты, жалкое отродье, забыл, что я тебе приказывала?

Глаза эльфа от страха полезли на лоб, а уши, сотрясаемые мелкой дрожью, он с силой оттягивал к подбородку. По острому личику градом катились слезы.

— Кикимер плохой, Кикимер ослушался приказа, — бормотал он, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Где столовые приборы для моего мужа? — уже не кричала — шипела Вальбурга. — Где?

— Н-но... — заикался домовик, — н... но мастер Орион...

— Молчать! — взвизгнула она, выхватывая палочку, отчего домовик у ее ног сжался еще сильнее. — Немедленно принеси их, иначе твоя голова прямо сейчас украсит стену!

— Да, хозяйка... слушаюсь, хозяйка...

С громким хлопком на противоположной стороне стола появились приборы, и на губах Вальбурги расцвела улыбка, вмиг превратив ее из разъяренной фурии в красивую женщину.

— Проваливай!

— Да, хозяйка.

Он исчез, а Вальбурга с улыбкой поправила роскошный букет, стоящий в центре стола и принялась ждать супруга. Довольно часто, заработавшись, Орион забывал о своих обещаниях, и тогда ей самой приходилось подниматься к нему в кабинет и напоминать об ужине. Видимо, и сегодня был один из таких дней.

Царственная осанка, гордый разворот плеч... она шла и вспоминала те дни, когда только-только получила значок старосты из рук профессора Слагхорна. Тогда она точно так же гордо шествовала по коридору Хогвартса, а на груди ярко сверкал и переливался чеканный зеленый змей на серебряном фоне. Сейчас она уже не помнила, о чем тогда думала, упиваясь своей властью, да и вместо значка на груди покоились жемчуга, но уверенная походка никуда не делась за прошедшие годы. Да и какие те годы, у нее еще вся жизнь впереди...

— Орион? — толкнув двери, она вошла в кабинет. С ее появлением вспыхнула огнями люстра, осветив горы каких-то бумаг, счетов, лежавших на столе. На журнальном столике, замерев на самом краю, валялась открытая книга, так и норовя упасть на пол. Свечи освещали пустое, пыльное помещение, и Вальбурга в недоумении провела рукой по каминной полке — кончики пальцев тут же выпачкались в пыли.

— Почему... — рассеянно начала она, и тут же умолкла, когда холодные пальцы легли ей на талию, разворачивая к себе.

— Меня ищешь? — усмехаясь, спросил он.

Она вздрогнула и попыталась вырваться из объятий удерживающего ее мужчины.

— Ну что ты, Вэл, как маленькая? — насмехался он, склоняясь к ее губам. — Неужели забыла, что сама приглашала меня приходить, когда захочу?

— Я...

— Вот я и зашел, — продолжал он, почти коснувшись ее лица губами, — потому что хочу тебя.

— Прекрати, Том, — взмолилась, уже даже не пытаясь вырваться. — Просто прекрати. Я давно замужем, слышишь?

— А мне все равно, Вэл, — шептал он, покрывая поцелуями ее лицо. — Я всегда получаю то, что хочу, помнишь? А сейчас я хочу тебя...

— Нет!.. Я сказала нет!!!

Резко дернувшись, она вырвалась из объятий и отскочила назад, пытаясь отдышаться. А тот, кто во времена ее молодости носил имя Том Риддл, медленно растворялся в воздухе.

— Мерлин всемогущий... — дрожащими губами зашептала она, срываясь с места, в надежде укрыться в столовой, ведь там Орион, который защитит ее...


* * *


Свечи горели в большой люстре, блики играли на гранях бокалов, а во главе стола сидел Орион. Он неторопливо пил вино, смакуя каждый глоток, и изредка улыбался сидевшему рядом подростку. Глаза Вальбурги сузились, и она стремительно шагнула вперед, вцепляясь пальцами в мальчишеское плечо.

— Сириус, ты забыл, что больше не являешься желанным гостем в этом доме?

— Ма? — он обернулся к ней, и она на мгновение умолкла, залюбовавшись сыном. Ее плоть и кровь, так сильно похожий на нее и так горько разочаровавший.

— Я не потерплю магглолюбца у себя в доме! — прошипела она ему в лицо и с садистским удовольствием отметила, как заледенели обычно такие яркие серые глаза, как желваки проступили на скулах, и губы сжались в тонкую полоску.

Сириус брезгливо сбросил ее руку и, выпрямившись, окинул презрительным взглядом.

— Не хочешь меня видеть, мама? — сердце Вальбурги едва ощутимо кольнуло, предчувствуя скорый финал. — Хорошо, я уйду, — спокойно продолжил он, отступая от нее на шаг и пятясь к стене. — Но помни: наступит день, и ты захочешь, чтобы я был рядом, но меня не будет, никого не будет рядом, мама, ни-ко-го. Что тогда ты будешь делать?

— Смеяться над тобой, мальчишка, — внезапно ответила она. — Проваливай, и чтобы я тебя больше не видела. Нет, чтобы мы тебя больше не видели.

Она обернулась за поддержкой к мужу и осеклась — стол был пуст, только едва заметное колебание вина в бокале символизировало, что его кто-то держал в руках еще совсем недавно.

Вальбурга зажмурилась, прижимая ладони к вискам: головная боль, утихнувшая на время, нахлынула вновь.

— Началось... — донёсся шепот и, подняв голову, увидела в холодном зеркальном стекле Сириуса. Моргнув, Вальбурга с жадным любопытством уставилась в призрачные глубины зазеркалья, а в зеркале тем временем отражалась худая ведьма, одетая в зеленое платье, с жемчугами на шее, с седыми волосами... Она приподняла руку — женщина из зеркала повторила жест.

— Это не я... — сорвалось с губ.

— Ты, мама, — ответил новый голос, и теплые руки бережно подняли ее с пола.

— Ты же исчез, Регулус, — прошептали непослушные губы. — Я же не смогла тебя найти...

— Неважно, мама, — улыбался ей младший сын, — сейчас я с тобой.

— Со мной, — повторила она, прислоняясь лбом к его груди. — Мой Регулус...

— Мам, зачем ты прогнала Сириуса?

Она сокрушенно вздохнула, отстраняясь от него, и быстро заговорила, глядя в родные глаза:

— Я не прогоняла его, не этого хотела... Хотела, чтобы он открыл глаза, чтобы понял, кто он и где его место... — сухой всхлип сорвался с ее губ. — Я хотела, чтобы он перестал жить иллюзиями, чтобы наконец-то понял: он — Блэк.

— Для некоторых, мама, иллюзии значат слишком много, — тихо возразил Регулус.

Тонкие руки Вальбурги судорожно сжимали ворот платья, путаясь в нитях ожерелья. Она вновь заговорила, но речь становилась все более путанной, непонятной. Открытые глаза ничего не видели, когда она, шатаясь, шла к гостиной с гобеленом.

— Понять, он должен был понять... — бормотала она, натыкаясь на стены.

Двери гостиной отворились под ее натиском, и она шагнула в темную комнату.

— Lumino*!

Свечи вспыхнули, и комнату затопило ослепительное сияние. Глаза Вальбурги на секунду ослепли от ярчайшей вспышки — столько сил она вложила в простое заклинание, — и она дрожащей рукой вытерла выступившие слезы.

— Вот... здесь, — бормотала она, шаря руками по выцветшему полотну гобелена. — Здесь, видишь? Тут все мы, все!

Пальцы скользнули по обугленным краям, и Вальбурга опустилась на пол.

— Здесь был ты, Сириус... Слышишь меня? — она лихорадочно оглянулась, но за спиной никого не было. — Я не хотела... — шептали непослушные губы. — Я так мечтала о тебе, так ждала тебя...

Седые волосы выпали из прически и разметались по плечам, пальцы нервно сжимали волшебную палочку, грозя сломать, а она, не переставая, говорила, выплескивая накопившееся, и голос то взлетал вверх, то падал до едва различимого шепота. Она говорила, и тени горького прошлого вставали за плечами, тянули истлевшие руки, улыбались безумной улыбкой Беллатрикс, и хохот звоном отражался в ушах.

— Я так тебя любила, Сириус. Больше, чем кого бы то ни было в моей жизни. Я так хотела гордиться тобой... и я гордилась. Гордилась, когда ты сделал первый шаг, когда у тебя, совсем еще малыша, получилось достать коробку со сластями. Я так гордилась, когда пришедшие в гости подруги в один голос умилялись тебе и говорили, что более красивого ребенка не найти. Ты был моим счастьем, смыслом моей жизни, пусть я и не проявляла тех материнских чувств, что ты ждал от меня. Но я так тебя любила. А ты рос, становился независимым, нелюбящим подчиняться чужим приказам и готовым отстаивать свое до конца. И даже эту твою странность я любила...

Вальбурга уронила голову на сложенные руки, но продолжала шептать, не останавливаясь ни на секунду:

— А потом удар за ударом: Гриффиндор, сынок моей тетки Дореи и отрицание своей сущности. Как яро ты протестовал против суждения об ущербности грязнокровок, как отрицал все, что хотела тебе объяснить Беллатрикс...

Она уже не вдумывалась в свои слова, просто говорила, выплескивая боль, и все тянула руки к высокой фигуре сына, замершего у гобелена.

— Я ненавидела тебя, когда ты сбежал впервые, и страшно беспокоилась, пусть и знала, что у Поттеров ты в безопасности. Я ненавидела тебя за то, что Регулусу тебя не хватало, что он, выросший в тени старшего брата, так и не сумел обратить на себя твое внимание. Я ненавидела тебя за боль, что ты причинял ему своими неосторожными словами, ведь у него не было твоего упрямства и силы воли. Я ненавидела тебя... и любила. Молила Мерлина образумить тебя и защитить, когда ты дежурил в Аврорате. Молила, чтобы тебе не пришлось столкнуться с Беллой и пролить родную кровь. Я так боялась за тебя и продолжала верить, что однажды ты вернешься домой. А ты все не приходил, удалялся от меня все дальше... И тогда, в порыве гнева, я решила оборвать все нити, связывающие нас... только тогда на гобелене появилось еще одно выжженное пятно.

— Не пятно, мама, ты выжгла собственного сына, — возразил Сириус, наклоняясь к ней, и Вальбурга отшатнулась.


* * *


Кикимер, наблюдавший за этой сценой, только сильнее прижал уши к голове; горькие слезы катились по щекам. Страдания хозяйки жгли его ядовитым зельем, совсем как тогда, когда мастер Регулус отдал его страшному волшебнику с ущербной душой...

Кикимеру было страшно, и он стыдил себя за свое малодушие, за то, что завидовал остальным эльфам Блэков, умершим задолго до этих событий. Он мечтал, чтобы хозяйка перестала разговаривать с воздухом и вынырнула из своих иллюзий, ведь тех людей, которых она зовет, больше нет на этом свете...

«Никогда не войдет мастер Орион в свой кабинет, не просмотрит счета, не пожурит ласково мастера Регулуса за то, что тот вновь пробрался в библиотеку без разрешения. Да и не будет больше младшего сына хозяйки, не услышит он больше его спокойный, рассудительный голос, не уберется в аккуратной комнате и не принесет горячего чая, так любимого им...

И не будет мастера Сириуса, предавшего родную кровь. Не будет больше Кикимер слышать его громкий голос и сносить игнорирование, ведь из Азкабана никто не возвращается. Хотя... — тут он с силой дернул себя за уши, — мастер Сириус больше всех напоминал ему хозяйку: была в нем какая-то неуловимая черта, делавшая их слишком похожими друг на друга. Может, упрямство? Или феноменальная гордость? Или же то, что они никогда не прощали тех, кто их разочаровал?..»

Кикимер затрясся от ужаса, с силой прищемив себе пальцы дверью: «Не в правилах домового эльфа рассуждать о поступках хозяев!»

— Нет! — услышал он крик хозяйки. — У меня нет больше сыновей...

И Вальбурга, сотрясаясь всем телом, хрипло засмеялась. Она сидела на полу, в облаке зеленого бархата, и смеялась, запрокидывая голову, цепляясь пальцами за кресло и пытаясь встать. С трудом ей все же удалось подняться на ноги, шатаясь так, словно в плотно закрытые окна ворвался ураганный ветер, сметающий все на своем пути.

— У меня больше нет сыновей! — прокричала она в пустоту. — Регулус исчез, ты — все равно, что мертв! Больше нет никого из Блэков... только я осталась... — Вальбурга пошатнулась, и тут же чьи-то руки подхватили ее, не дали упасть.

— Мам, — услышала она родной голос, — у тебя есть я.

«У вас есть я, хозяйка», — причитал Кикимер, придерживая Вальбургу.

— Регулус? — в ровном голосе не было даже отзвуков тех эмоций, что еще секунду назад бушевали в ее сердце.

— Ты устала, мама, просто устала, — увещевал он, уводя мать к двери. — Тебе надо отдохнуть. Вот увидишь, совсем скоро придет Сириус, и мы все снова будем вместе.

«Вы устали, хозяйка, просто устали. Вам надо отдохнуть, и все пройдет, вот увидите...»

— А отец?

— И отец, — успокоил он ее, выводя в коридор. — Совсем скоро Блэки снова будут вместе, непременно. Тебе просто надо отдохнуть.

Она медленно двигалась вдоль коридора, замирая подолгу на одном месте, не обращая внимания на верного Кикимера и бормоча что-то невнятное себе под нос. Кикимеру, поддерживающего хозяйку, удавалось разобрать совсем немного — хозяйка обращалась к нему, принимая почему-то за мастера Регулуса, и домовик только перепугано вращал глазами, прося всех богов, чтобы сегодня ночью не наступил кризис, и хозяйка окончательно не сошла с ума. Слезы покатились без остановки: если хозяйка умрет, кому тогда он будет служить? Кто тогда отрежет ему голову и повесит в один ряд со слугами Блэков?

Уложив Вальбургу в постель, он уже собрался аппарировать, как внезапно его ладонь сжали слабые пальцы.

— Он ведь умер, да? — ясные серые глаза смотрели на него с постаревшего, но не утратившего красоты лица Вальбурги Блэк.

Кикимер не стал спрашивать «кто», только сильнее прижал уши к голове и прошептал:

— Да.

Глаза хозяйки потемнели от боли, но больше она ничего не сказала, отвернулась к окну и замерла. Последняя нить, связывающая ее с этим миром, лопнула со слабым звоном.

____________________________

*Lumino — зажгись (лат.)
Автор данной публикации: Ночная Тень
Староста. С факультетом автор еще не определился. В фандоме: с 2009 года
На сайте с 18.04.15. Публикаций 12, отзывов 57. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 1.09.18
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
Агапушка -//- Марина. Староста. Равенкло. Уважение: 100
№2 от 23.09.18
У меня к концу чтения ком в горле встал. Это необычная и сильная работа.
Если бы не читала сейчас макси-фанфик, где очень много отдано описанию семьи Блэков, вряд ли бы открыла эту работу. Но теперь эта семья для меня стала как будто ближе.
До ужаса жаль Вальбургу, какой бы суровой и, подчас, жестокой матерью она ни была. Никому не пожелаешь такой старости, такого ужасного сумасшествия, где воспоминания путаются, меняются местами и заставляют тебя забыть, где прошлое, а где настоящее..
Спасибо Вам за эту работу, мне очень понравилось.
И отдельное спасибо Кат за обложку - я обожаю Еву Грин. Возможно, она тоже сыграла не последнюю роль в том, что я решила прочитать эту работу.
---
Все сбудется. Стоит только расхотеть.
 
Anastasiya -//- Анастасия. Декан. Слизерин. Уважение: 116
№1 от 23.09.18
Пони плавают в бульоне.
Это жутко и пугает до дрожи в коленках. Вот такая форма сумасшествия хуже всего - ты ведь не понимаешь, что это прошлое, что ничего уже не осталось.
Очень крутая работа с точки зрения образа Вальпурги. Почему-то именно такой я её и представляла. Спасибо.
---
Без идей жить нельзя.
Первокурсник Aleshka пишет:
Фанфик «Невеста полоза»
Староста Агапушка пишет:
Арт «Unholy»
Декан Anastasiya пишет:
Фанфик «Вызов»
Первокурсник Nemesi Mellark пишет:
Фанфик «По льду»
Первокурсник Nemesi Mellark пишет:
Фанфик «Вызов»
Декан Anastasiya пишет:
Фанфик «По льду»
Старшекурсник opalnaya пишет:
Фанфик «Ты»
Староста Агапушка пишет:
Фанфик «Ты»
На конкурс «Далёкая галактика» Номинация: «Worlds collide» 1993 год, Египет, плато Гиза. Для расшифровки рисунков каменного кольца был приглашен молодой археолог Даниэль Джексон. Но что на плато Гиза забыл Билл Уизли?
Профессор Дамблдор отправляет Гермиону Грейнджер в дом Малфоев, так как из "достоверного источника" ему известно, что только там девушка может избежать гибели.
Решили, что будем призывать?
"— Знаешь ли ты, Грейнджер, как тяжело мужчине в полном расцвете сил, если он лишен нежной женской ласки?" Как именно это тяжело, Гермионе и предстоит узнать, потому что рядом с ней сразу двое мужчин в полном расцвете сил и оба слизеринцы.
Что нового в жизни наших любимых актеров?

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

7 курс

Гарри Поттер и Дары смерти

подробнее

Яксли

Пожиратель смерти

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com