Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Ваши улыбки – моя отрада»
 
 Кубок Хогса 2019   Слизерин   1089 баллов
Интервью с ComaWhite. Старшекурсник Хогса, коллажист, артер.
Интервью с FoxAlica. Староста Хогса, коллажист.
Несколько коллажей по мотивам глав фанфика Мёриел.
//+6 картинок внутри поста
Гармония времен ПостХога в подарок для Anastasiya :)
Было также выложено на ФБ-2019.
С обычными аукционами вы уже знакомы, дорогие волшебники. Сегодня мы предлагаем вам нечто иное – аукцион, в котором все происходит… наоборот! Такого простора для фантазии и самых смелых и дерзких задумок еще не было нигде! Ну что, приступим? Добавлено лотов: 36
Продолжаем ежегодное межфакультетское состязание за Кубок Хогса. В прошлом году пальму первенства захватили студенты Равенкло. Удастся ли им удержать Кубок? Или на этот раз он перейдет другому факультету? Приглашаем всех авторов и просто активных студентов Хогса понаблюдать за этим увлекательным состязанием! Гриффиндор (12) | Слизерин (25) Равенкло (11) | Хаффлпафф (3) ВСЕ РАБОТЫ КОНКУРСА
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Demraus
Новый пост на стене у Пилот Ключик
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Luchik
Новый пост на стене у Luchik
Новый пост на стене у Vika Lukienko
Новый пост на стене у Vika Lukienko
Новый пост на стене у KATAFALK
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Уважаемые волшебники, рады представить вашему вниманию революционное и, будем надеяться, перспективное начинание – Клуб переводчиков.
В свете последних событий, с аукционом и нашим общим банкротством вэлком в этот пост. Расскажу секреты заработка ;)
Фанфик «Ваши улыбки – моя отрада» 13+
Библиотека 22.04.15 Отзывов: 4 Просмотров: 2085 В реликвиях у 3 чел. +7
Автор
Статус
Автор обложки: kitiara
Ей семнадцать. Ей кажется, что весь мир против нее. Но однажды она попадает в одну из самых таинственных лавок Косого переулка. И в этой лавке творятся настоящие чудеса.
Фанфик был написан на конкурс "Маги разные важны", посвященный магическим профессиям, и занял 1 место в номинации "Самая оригинальная профессия" (гет).
Размер: мини
Жанр: романтика, флафф
Категория: вне Хогвартса, лето, переход на светлую сторону
Пейринг: Драко-Астория
Персонажи: Астoрия Гринграсс, Драко Малфой
6.0
Голосов: 2
Выставлять оценки могут деканы, старосты и старшекурсники.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10

Будут читать 0 чел.

Ждут проду 0 чел.

Прочитали 0 чел.

Рекомендуют 0 чел.

Ее руки почти всегда были холодными. На ее бледной, граничащей с легкой прозрачностью коже вены проступали голубыми змейками. Она была тонкой и хрупкой, и в сердце своем носила грусть, тревогу и обиду.
— Нам не справиться без отца, — говорила ей сестра.
— Я знаю, — прикрывая веки, отвечала она.
Они обе принадлежали миру проигравших. Существовали на обломках рухнувших устоев. Дочки Пожирателя смерти, убитого в недавней войне.
Астория Гринграсс и ее старшая сестра Дафна. С младенчества ведомые в свою судьбу, в которой за них все давно решили, они все потеряли в последней войне.
Теплый и ласковый май одна тысяча девятьсот девяносто восьмого года сотнями солнечных зайчиков перепорхнул в лето. Сестрам бы радоваться вместе со всей магической Британией, ведь Гарри Поттер, наконец, победил, и теперь настанет долгожданное спокойствие. Но девушки добровольными затворницами сидели в серых комнатах осунувшегося особняка Гринграссов, с неким мазохистским упоением отравляясь меланхолией безвылазного пребывания в угрюмых стенах.
Их не предупреждали, что все может быть так плохо. Их всегда убеждали в другом — в исключительности чистокровных, в их прямо-таки неуязвимости. Их двоих оставили на шатком мостике посреди огромного обрыва, отрезав путь в привычное назад, где вековые семейные ценности были им опорой, и не пуская вперед с этим навешенным на них клеймом — дети Пожирателя смерти. Расплата за ошибки отца была теперь их вечным уделом.
— Надо найти работу, — твердо заявила Астория. — Мы должны во что бы то ни стало заплатить залог и сохранить наше поместье.
— Но, Астория, это же унизительно! — застонала Дафна.
— Ни ты, ни мать ничего не хотите делать! Лишь сидите и причитаете! Министерство арестовало все наши счета, у нас кругом долги, дом того и гляди пустят с молотка! Помощи не будет, Дафна, очнись же!
— Мама говорит, что если подыскать женихов… — неуверенно начала сестра.
— Каких женихов? Малфоя, который вместе со своей матерью не вылезает из судов и растрачивает вековое состояние, пытаясь спасти от Азкабана отца и вернуть былое уважение? Или Забини, который сейчас за километр обходит всех бывших друзей из Слизерина, чтобы его, упаси Мерлин, не уличили в связях с Пожирателями смерти?
Дафна поджала губы, не найдясь, что ответить. Астория же, смерив сестру гневным взглядом, решительно вышла прочь из столовой.
* * *
Косой переулок пестрел зазывающими вывесками. Вымощенная булыжниками улица вилась между разнообразными волшебными лавками и магазинчиками. Многолюдно, шумно — магический Лондон стряхивал с себя печаль последних лет, омраченных войною, когда волшебники вынуждены были жить в страхе за себя и своих близких.
Косой переулок, словно добротно смазанное колесо, крутился бодро и правильно. Изголодавшиеся по веселью и беззаботности колдуны и колдуньи сновали туда-сюда, привыкая снова не бояться и радуясь вновь обретенной возможности смело смотреть в будущее.
Астория точно не знала, почему отправилась искать работу именно в Косой переулок, а не, например, в Министерство Магии. Должно быть, она просто опасалась, что в Министерстве на нее даже и не посмотрят. Девушке было всего семнадцать, и осенью ей предстояло вернуться в Хогвартс, чтобы продолжить обучение на седьмом курсе.
«Вряд ли за три летних месяца можно заработать столько денег, чтобы хватило на залог, — обреченно размышляла про себя Астория. — Но попытаться стоит».
Она набрела на неприметную лавку с тусклой вывеской на двери: «Фотография — память моментов». Чуть снизу под вывеской был приклеен клочок пергамента, на котором значилось: «Нужны работники».
Едва слышно звякнул дверной колокольчик. Оказавшись внутри, Астория огляделась. На полках пылились огромные старомодные фотоаппараты со вспышками, небольшие фотокамеры, множество кассет для пленок, черные конверты с фотобумагой. Прилавок сплошь был уставлен колбами с проявочной жидкостью, и хотя в помещение не проникали солнечные лучи, на поверхности склянок как будто бы бегала рябь бликов... Астория подалась вперед, вплотную подходя к прилавку с колбами. Девушкой овладело странное чувство, ей казалось, что она слышит тихие голоса. Проявочная жидкость в склянках словно… шептала.
— Здравствуй, — раздался вдруг скрипучий старческий голос. Астория вздрогнула и, оглянувшись, увидела дряхлую колдунью в остроконечной шляпе.
— Я… — отчего-то растерялась девушка. — На вашей двери висело объявление…
— О да, конечно, — кивая, прокряхтела ведьма. — Ты очень подходишь. Очень…
— Подхожу? — не поняла Астория. — Куда?
— На вакансию! Ты же пришла за работой. Сама же сказала, — ответила ей старуха. — Да, да… Ты идеальная кандидатка. Такая юная, такая свежая.
Ведьма с каким-то пугающим блеском в выцветших глазах осматривала Асторию. А потом, словно сообразив, что отпугнет девушку, вдруг переменилась, натянула на себя безобидный старушечий вид.
— Но если ты не хочешь… — покачала она головой.
— Я не сказала, что не хочу, — вырвалось у Астории, такой жалкой и морщинистой вдруг сделалась старушка.
— Тогда идем, — пригласила хозяйка лавки.
Вслед за ней Астория проследовала за прилавок, а оттуда в коридор, ведущий в другие комнаты. Старуха привела девушку в небольшую каморку, освещаемую лишь парой настенных факелов. В каморке было много столов, на которых стояли котлы, полные жидкости фиолетового оттенка.
— В этих котлах она еще не живая. Ты должна оживить эту жидкость, — гипнотизирующим шепотом говорила бабка. — Вот так. Бери свою волшебную палочку.
Колдунья взяла Асторию за локоть, подвела к котлу. Астория вытянула руку, направляя палочку на жидкость.
— Скажи «Ваши улыбки — моя отрада», — на ухо прошептала старуха.
— Ваши улыбки — моя отрада, — послушно повторила Астория.
Она почувствовала, как легкий ветер исходит из нее и устремляется в котел. Пальцы, держащие палочку, тут же стали ледяными, по позвоночнику побежал мороз.
— Я буду платить тебе десять галлеонов в час. Ты бы не пришла сюда, если бы не нуждалась в помощи, Астория, — голос ведьмы затуманивал рассудок, сознание становилось податливым.
— Спасибо вам, — слабо благодарила девушка. — Вы правы. Мне очень нужны деньги.
* * *
Астория сама не понимала, зачем согласилась на столь странную работу. Каждое утро она исправно аппарировала в Косой переулок, шла к фотолавке. Каждое утро ее ждали новые котлы с раствором, который нужно было заколдовать, чтобы фотографии, проявленные в нем, впоследствии могли двигаться.
Над каждым котлом Астория стояла так долго, пока на поверхности фиолетовой жидкости не начинала бегать рябь, переливающаяся яркими бликами. Работа в прямом смысле высасывала из Астории жизненную энергию.
— Ваши улыбки — моя отрада, — заклинала она дрожащими губами, а из глаз ее лились слезы. Она сжимала веки. Она видела Хогвартс в руинах и мертвых школьников, погибших в той ужасной войне. Она видела своего покойного отца, который что-то кричал ей, а потом на груди его расползалось красное кровавое пятно. Она видела свое поместье и пустоту его коридоров. Она видела поляну, и с каждым разом цветы на ней увядали все быстрее…
— Зачем я это делаю? — слабо шептала Астория, обнаруживая себя лежащей на полу каморки.
Хозяйка фотолавки, старуха по имени Матильда, была рядом, гладила ее по голове и приговаривала:
— Потому что ты хорошая и добрая девочка. Ты делишься своим добром.
* * *
— Астория? — Драко наткнулся на нее случайно, одним безветренным вечером, когда заглянул в Косой переулок за кое-какими лекарствами для матери.
— Привет, Малфой, — устало поздоровалась девушка.
Драко присел рядом с ней на скамейку. Он нашел Асторию бледной и изможденной. В ее потухшем взгляде не осталось ни намека на тот вызов, с каким она, бывало, смотрела на него в школьные годы.
— Как дела? Как в семье? — тихо спросил он, отчего-то чувствуя вдруг острую необходимость узнать в подробностях, в насколько бедственном положении оказалась Астория после войны.
— Я думаю, ты не хуже меня знаешь, как сейчас могут обстоять дела у отпрыска Пожирателя смерти, — сухо ответила Астория.
К вечеру Косой переулок опустел. Редкие прохожие стуком каблуков нарушали вялую тишину улочки.
— Я уже сбился со счета, сколько мы заплатили денег, — отстраненно сказал Драко. — Залог за отца, залог за меня, взносы на компенсации семьям пострадавших… Суд даже брал с нас галлеоны, чтобы обменять их на магловские деньги и внести в бюджет магловского правительства Великобритании на восстановление разрушенных Пожирателями мостов и зданий.
Астория в бессильной злости сжала кулачки.
— Любой из нас, любой из тех, кто выступал на стороне Того-Кого-Нельзя-Называть, теперь навсегда будет для них всех врагом, как бы ни старался доказать обратное, — горько возмутилась она. — У нас и выбора-то не было, а они…
Драко вспомнил, как год назад на Астрономической башне опустил направленную на Дамблдора волшебную палочку. Как несколько месяцев назад не хотел выдавать Поттера и его друзей, приведенных в Малфой-Мэнор егерями…
— Наверное, у нас был выбор, — проговорил он. — Просто не всегда хватало смелости.
Она взглянула на него так, будто впервые видела. Не с осуждением, а с удивлением и легким недоверием.
— До встречи, Астория. Меня ждет Нарцисса.
И с тихим хлопком Драко аппарировал в Малфой-Мэнор.
* * *
В очередной раз занося руку с палочкой над котлом, Астория думала о Дафне. Сестра пыталась устроиться на работу в Министерство Магии, но ей всюду отказывали.
В чем Дафна была виновата? В чем была виновата Астория? В том, что они родились чистокровными и с детства впитали в себя взгляды и предрассудки семьи? Да, эти взгляды были ошибочными и эгоистичными, но они же и привели, в конце концов, семью Гринграсс к краху.
Темный Лорд был слеп в своей чудовищной жестокости, не прав в утверждении, что чистокровные имеют превосходство над маглорожденными и маглами. Но чем же сейчас отличались от него те, кто в прошедшей войне противостоял ему? Те, кто, подобно Темному Лорду, сеял в данный момент несправедливость и дискриминацию по отношению к родственникам Пожирателей смерти, не желая проявлять снисходительности и понимания…
Астории было холодно, невесомый сквозняк струйками вился вокруг нее. Жидкость в пузатом котле все еще не оживала. Астория слабела, ей требовалось много времени, чтобы разделаться с одним котлом, гораздо больше, чем вначале. Иногда даже по нескольку дней.
— Ваши улыбки — моя отрада, — методично повторяла девушка и проваливалась в жуткие видения.
Солнечная опушка превращалась в черный лес. Ее обступали корявые деревья. Она шла, одетая в белое платье, подол которого трепал ветер. В чаще прятались монстры — ее ночные кошмары. Ноги вязли в сырой земле…
Астория очнулась и поняла, что стоит около входа в фотолавку, сжимая в руке мешочек с заработанными галлеонами. Она часто вот так вот обнаруживала себя, не помня, что делала до этого.
— Привет, — к ней уже спешил Драко. — Ну как ты сегодня?
— Кажется, опять упала в обморок. От меня пахнет чаем с мелиссой. Видимо, старушка поила меня им.
Они шли вдоль улочки, ступая по дорожке, вымощенной булыжниками. Вот уже неделю Малфой встречал Асторию с работы. Она не спрашивала, почему он это делает. Его общество неким чудным образом успокаивало Асторию. Она даже призналась Драко в том, какую конкретно работу выполняет в фотолавке. Она чувствовала, что ему можно верить, и она хотела ему верить. Может быть, потому что он выглядел подавленным и разбитым. Может быть, потому что держался достойно, не подавая виду, что и у него тоже дела хуже некуда...
— И что же? Этот раствор для проявки… Получается, его чуть ли не все маги Великобритании покупают? — интересовался Драко.
— Нет, — усмехалась Астория. — Заколдовывать раствор силой собственной положительной энергии — это старая техника, такая же древняя, как хозяйка лавки Матильда. Такой способ годится только для обыкновенных фотографий. Редакции газет и журналов накладывают специальные чары сразу на фотокамеры, всякие книжные издательства — на печатные станки… Матильда мне это рассказывала.
— Но тебе же… больно. Я имею в виду… это изматывает тебя…
Заходящее солнце окрашивало деревянные магазинчики Косого переулка в оранжевый оттенок. В воздухе парили крохотные пылинки. Астория слушала свои шаги.
— Знаешь, старуха постоянно повторяет, что я добрая, — говорила Астория. — Но мне кажется, что нет. Иногда мне кажется, что я ненавижу весь мир. И когда я стою там, над котлами, я чувствую все свое горе, а все хорошее покидает меня, уходит в котел. Остается лишь грусть и ненависть. И мне… нравится это. Я как будто наслаждаюсь жалостью к себе.
— Я тоже не вижу ничего хорошего. Будущее — одно сплошное размытое пятно… — тихо отвечал ей Драко.
Как интересно он интерпретировал ее слова. Астория задумалась.
Она думала об их разговоре и ночью. Пожалуй, они оба утратили последнее — надежду…
* * *
Лето катилось в август. Их встречи с Малфоем стали частыми. Он улыбался ей искренне, и иногда ей казалось, что он научился делать это только теперь, пройдя столько тернистых путей, выпутавшись из стольких заблуждений.
— Я хочу попробовать, — однажды сказал он. — Помочь тебе.
Астория привела его в темную каморку. Драко нагнулся над котлом, внимательно вглядываясь в свое отражение в плескавшемся растворе.
— Раньше я любил ухмыляться себе, даже если смотрелся в отполированное древко метлы. А сейчас… Вижу себя и хочу отвернуться.
— Просто ты изменился, — тихо сказала Астория. — Только вот не можешь понять в себе этих изменений. Обрести себя в обновленном мире, в котором нужно жить и радоваться, отпуская прошлое…
Серый взгляд Драко, устремленный на Асторию, источал одинокую задумчивость.
— Ведь ты говоришь сейчас не только обо мне.
— Не только, — согласилась она.
Каморка тонула в полумраке. Две тонкие фигуры склонились над котлами с палочками в протянутых руках.
Они видели прежнюю жизнь. Они видели себя детьми в окружении взрослых, облаченных в черные мантии. Лица в масках тянулись к ним, мальчик и девочка ежились. Шипящие голоса приговаривали:
— Вы лучшие, у вас чистая кровь. Вы будете управлять и властвовать. А грязнокровкам и предателям крови нет места среди вас! Мы построим новый мир!
Новый мир обретал очертания разрушенной школы, в новом мире раздавались плач и крики, летали смертельные заклятия. Ни Астория, ни Драко не хотели этой жестокости.
— Драко! — всхлипывала Астория, обнимая Малфоя так, как будто он и только он мог спасти ее. — Я же не такая! Я не хотела всех этих смертей! И отец не хотел! Не хотел, я знаю!
— Конечно, не такая, — успокаивал он. — Все хорошо. Не плачь. Все будет хорошо, я обещаю…

…Астория удивлялась сама себе. Она думала о Драко Малфое, о юноше, который все ее школьные годы представлялся ей самодовольным эгоистом, и небо снова начинало казаться ей бескрайним и прекрасным. Оно больше не давило на нее. Любовь дарила ей свободу от цепей прежних затаенных обид.
Она думала о Драко даже чаще, чем следовало. Она думала о нем и на работе, ожидая, как выйдет за порог лавки и утонет в лучах малфоевской ухмылки, которая, оказывается, могла быть неожиданно мягкой и открытой.
— Ваши улыбки — моя отрада. — Теперь Астория верила в эти слова. Уголки ее губ ползли вверх. Она видела смеющихся детей у школьного озера. Она чувствовала восторг, будто летала на самой скоростной на свете метле.
Проявочная жидкость в котле мерцала яркими бликами, от чего по стенам, потолку и мебели маленькой фотолаборатории бегали разноцветные огоньки.
— Теперь ты понимаешь, Астория? Мир не против тебя, — добродушно ворчала рядом старая хозяйка лавки, а потом охала и вздыхала: — Но ты уйдешь, уйдешь к своему светловолосому и ненаглядному… А мне так сложно найти помощника. Никто не хочет работать у старой Матильды. Все боятся своих внутренних демонов…
— Мне нужно в школу, бабушка. Но я никогда не забуду вас. Мы с Драко будем навещать вас, даже когда поженимся, — ласково говорила Астория, с нежностью глядя на старушку.
Золотистая осень пахла пряным счастьем, а два юных сердца снова обрели веру в лучшее.
* * *
…Деннис Криви вспоминал своего брата Колина каждый день. Колин был смелым. Никто даже и представить не мог, сколько храбрости вмещалось в его худеньком тельце.
Колин погиб. А его озорная улыбка и звонкий голос, кажется, до сих пор вспыхивали тихими отголосками рядом с Деннисом. Словно вспышка фотокамеры, с которой брат не расставался ни на секунду.
Со смертью брата Деннис потерял и часть себя. И вот уже больше года брел по жизни бесцельно, точно так же, как сейчас плелся по улочкам Косого переулка…
Слева тихо скрипнула обшарпанная дверь магазинчика, и Деннис оглянулся. «Фотография — память моментов» — гласила вывеска.
Автор данной публикации: Grampyy
Грампи. Старшекурсник. Факультет: Хаффлпафф. В фандоме: с 2002 года
На сайте с 14.04.15. Публикаций 4, отзывов 12. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 10.11.19
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
Grampyy -//- Грампи. Старшекурсник. Хаффлпафф. Уважение: 6
№4 от 29.07.15
Akya
Хорошая задумка и нравится, что это один из немногих добрых фиков о Драко/Астории, но воплощение шероховато. Я понимаю мотив Астории, но гробить себя и терять волшебную силу, физическую энергию ради 10 галлеонов? Пусть даже это была плата за день работы. Не думаю, что набранной суммы хватило бы спасти поместье. Не понятна роль старушки. Она должна была научить Асторию улыбаться и верить в хорошее? Понять, что она добрая? Но в итоге радость жизни вернул ей Малфой.


Спасибо вам за вдумчивое чтение)
Вы задаете интересные вопросы, затрагиваете детали. Я постараюсь дать ответы, но прежде хочу написать: этот фанфик - некоторые сокращенно называют его "Улыбки" - нужно воспринимать, как нечто цельное. Общей картиной. По-крайней мере, мне бы этого хотелось. В нем много художественного вымысла, он такой - знаете, больше сказка, чем фанфик. Поэтому однозначных ответов не будет. Каждый читатель может сам для себя решить, какова роль старушки, какая главная идея "Улыбок" и т.д. Фанфик-немножко-иллюзия.

Старушка Матильда называет Асторию по имени, хотя Астория не представилась. Скорее всего, Матильда - ясновидящая.

Работа в лавке - это условия, в которые я поместила героиню. Работа ей нужна скорее не для того, чтобы спасти поместье, а чтобы не сидеть в чахнущем особняке, медленно сходя с ума.
Также работа в лавке - это художественный ход; через галлюцинации, которые видит Астория, происходит её духовное развитие. Это иллюстрация её депрессии, если хотите.

Akya
И ещё не хватило самого взаимодействия Драко и Астории, их отношения прошли вторым планом. Я бы сказала, фик скорее о переосмыслении Асторией своего места в жизни после войны


И вы правы. Это в первую очередь история Астории.

Akya
Если я задела ваши чувства, автор, то прошу прощения, потому что не имею такой цели - обидеть. Но когда виден потенциал работы, всегда немного жаль, что за счёт таких деталей она теряет всю возможную мощь. Удачи вам в будущем творчестве :-)


Я не обиделась, что вы :)
Еще раз спасибо вам. Раз написали комментарий, то работа по-крайней мере не оставила вас равнодушной :)
Сообщение редактировалось автором 29.07.2015, 21:11
 
Akya -//- Олеся. Староста. Хаффлпафф. Уважение: 33
№3 от 27.07.15
Хорошая задумка и нравится, что это один из немногих добрых фиков о Драко/Астории, но воплощение шероховато. Я понимаю мотив Астории, но гробить себя и терять волшебную силу, физическую энергию ради 10 галлеонов? Пусть даже это была плата за день работы. Не думаю, что набранной суммы хватило бы спасти поместье. Не понятна роль старушки. Она должна была научить Асторию улыбаться и верить в хорошее? Понять, что она добрая? Но в итоге радость жизни вернул ей Малфой. И ещё не хватило самого взаимодействия Драко и Астории, их отношения прошли вторым планом. Я бы сказала, фик скорее о переосмыслении Асторией своего места в жизни после войны
Если я задела ваши чувства, автор, то прошу прощения, потому что не имею такой цели - обидеть. Но когда виден потенциал работы, всегда немного жаль, что за счёт таких деталей она теряет всю возможную мощь. Удачи вам в будущем творчестве :-)
---
Мне столик с видом на мечту. Эспрессо и фламбе заката.
Нет, больше ничего не надо. А впрочем..
На ладонь звезду. И блюз с горчинкой шоколада.
Сообщение редактировалось автором 27.07.2015, 19:58
 
Grampyy -//- Грампи. Старшекурсник. Хаффлпафф. Уважение: 6
№2 от 09.05.15
Altra Realta
Помню этот текст еще по конкурсу - яркий, необычный, нешаблонный, с судьбой и характером, с историей любви Астории и Драко, - и здесь мне верится в те перемены, которые произошли с канонным трусом и говнюком Драко под влиянием девушки, которая тоже переосмысливала жизнь. Пожалуй, чуть ли не единственная вещь, где они по-настоящему любят друг друга, и несмотря на мою нелюбовь к Малфоям, здесь мне очень хочется дать Драко шанс на собственное счастье.


Спасибо! Невероятно приятно было получить ваш комментарий! Рада, что мои Астория и Драко и их история любви пришлись вам по душе :)
 
Altra Realta -//- Altra Realta. Староста. Равенкло. Уважение: 59
№1 от 08.05.15
Помню этот текст еще по конкурсу - яркий, необычный, нешаблонный, с судьбой и характером, с историей любви Астории и Драко, - и здесь мне верится в те перемены, которые произошли с канонным трусом и говнюком Драко под влиянием девушки, которая тоже переосмысливала жизнь. Пожалуй, чуть ли не единственная вещь, где они по-настоящему любят друг друга, и несмотря на мою нелюбовь к Малфоям, здесь мне очень хочется дать Драко шанс на собственное счастье.
---
Сообщение редактировалось автором 8.05.2015, 05:25
Декан kitiara пишет:
Арт «Remadora»
Первокурсник N_Shishman пишет:
Фанфик «Подопечный/Pet Project ...
Декан Агапушка пишет:
Арт «Remadora»
Староста Vasilina пишет:
Арт «Remadora»
Старшекурсник irinka-chudo пишет:
Фанфик «Список» ч.2
Директор Dalila пишет:
Арт «Remadora»
Первокурсник Luchik пишет:
Фанфик «Снег на Рождество»
Первокурсник Luchik пишет:
Коллаж «Бал для двоих»
Староста Vasilina пишет:
Видео «Even If It Hurts»
Староста Vasilina пишет:
Фото-арт «Нурменгард»
Старшекурсник Demraus пишет:
Кубок Хогса 2019
Дельфини Лестрейндж — единственная дочь Лорда Волдеморта, а так же его последняя надежда на воскрешение, заключена в Азкабан. Но ведь это ещё не конец, а стены тюрьмы далеко не так крепки и неприступны, как раньше…
Он знает о смерти все. Он знает, что они чувствуют. Он сам был на их месте. И он может сказать точно — он не хотел умирать. Он не хотел, чтобы умирала она.
Решили, что будем призывать?
Написано на Фест редких пейрингов «I Believe» «В ней таилась какая-то нестерпимая любовь к нему, среди беспрерывной ненависти, ревности и презрения». Ф.М. Достоевский, «Бесы»
Небольшое размышление на тему: "Откуда берутся ошибки?"

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

2 курс

Гарри Поттер и Тайная комната

подробнее

Фред Уизли

Студент Гриффиндора, Чистокровный волшебник, Изобретатель

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2019. Контакты: admin @ hogsland.com