Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Ужас»
 
Интервью с Miller. Декан Хогса, модератор ДД, редактор Каталога фанфиков.
Качественный часовой фильм самых преданных фанатов, рассказывающий о том, как Том Реддл стал темным магом.
Амбридж грохнула дверью своего кабинета и резко опустилась в кресло. Мерзкая школа! Такое впечатление, что не только ученики, но и преподаватели сговорились против нее.
- Может, по чашечке чая? - промурлыкал сзади вкрадчивый голос.
Амбридж резко обернулась и увидела сзади себя широкую улыбку кота, парящую над столом. Постепенно появилась голова и часть туловища.
- Опять ты со своим чаем! Я уже не знаю, сколько чашек нужно выпить, чтобы привести свои нервы в порядок.
- Кто говорит, что нет ничего лучше для успокоения нервов, чем чашечка чаю, на самом деле не пробовали настоящего чаю. Это как укол адреналина прямо в сердце. Самое то, что нужно для новых свершений, - Чеширский Кот кувыркнулся в воздухе и указал лапой на чайник. - Разливай, Долорес!
Добро пожаловать! Через несколько минут вы войдете в эти двери и присоединитесь к вашим товарищам по учебе, но прежде чем вы займете свои места, вас распределят по факультетам: Гриффиндор, Хаффлпаф, Равенкло и Слизерин. Пока вы находитесь здесь, Ваш факультет будет для вас семьей. За успехи вы получаете очки, за нарушение правил вы будете их терять. В конце года факультет, набравший большее
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Della-ambroziya
Новый пост на стене у Mystery_fire
Новый пост на стене у Dalila
Новый пост на стене у Агапушка
Новый пост на стене у Kris_L
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Фанфик «Ужас» 18+
Библиотека 23.09.17 Отзывов: 2 Просмотров: 699 В реликвиях у 0 чел. +3
Переводчик
мадам Паук
Автор
jessa-beth
Оригинал
Разрешение
с автором нет связи
Статус
Гуляя по Хогсмиду, Гермиона встречает Люциуса Малфоя. Он не упускает возможности запугать её. Но что произойдёт, когда угрозы превратятся в жестокое соблазнение?
Размер: мини
Жанр: Ангст, драма, дарк
Предупреждения: AU
Категория: вне Хогвартса, лето, жестокость
Пейринг: Люциус-Гермиона
Персонажи: Люциус Малфой, Гермиона Грейнджер
0.0
Голосов: 0
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
Ряды магазинов казались Гермионе пугающими и чужими: странно было находиться в Хогсмиде летом. Обычно, по этим улицам она ходила только во время учёбы, но не сейчас, когда стояла ужасная жара и солнце обжигало её кожу настолько сильно, что становилось просто невыносимо находиться на улице. Она дотронулась рукой до шеи, чтобы протереть её. Гермиона вспотела, хотя её волосы, обычно свободно лежавшие вдоль плеч, были собраны в тугой пучок на затылке. Тонкая рубашка буквально прилипала к телу, а джинсы вообще казались второй кожей. Она почувствовала, что просто сгорит, если продолжит и дальше бесцельно стоять на душном пекле и поспешила к «Трём мётлам», надеясь снять комнату, чтобы переждать некоторое время.

Её родители уехали за границу, предоставив Гермиону самой себе. Ей было семнадцать лет, довольно самостоятельный возраст для волшебного мира. Кроме того, она действительно могла позаботиться о себе. Сначала они волновались, но Гермиона уверила их, что знает много хороших мест, где она была бы в безопасности. Чувствуя себя защищённой недалеко от Хогвартса, Гермиона не придумала ничего лучше, чем снять комнату в «Трёх мётлах».

После заказа комнаты у Мадам Розмерты, Гермиона отправилась осмотреть своё скромное жилище. Комната оказалась очень милой. Некоторые посчитали бы её тесной, но Гермионе она показалась довольно уютной. Но внутри тоже было жарко, и Гермиона не смогла остаться там надолго. Она оставили чемоданы и отправилась в одиночку гулять по мощёным улочкам Хогсмида.

Улицы были менее переполнены, чем перед началом учебного года. Вокруг царили тишина и спокойствие.

Задумавшись, она завернула за угол и оказалась у паба «Кабанья голова». Увидев, какая публика собралась в этом злачном месте, Гермиона поспешила ретироваться от туда как можно скорее. Но, прежде чем она успела отойти на безопасное расстояние, в воздухе раздался тягучий голос.

— Только посмотрите, — раздражающий голос Драко Малфоя, явно насмехающегося над ней в этот момент, — Сама грязнокровка пожаловала сюда!

Эта фраза заставила её щёки вспыхнуть от внезапной вспышки гнева. Она замерла, глубоко вздохнула, и обернулась, чтобы встретить насмешливый взгляд серых глаз, смутивший её.

Драко Малфой был точной копией своего отца, Люциуса, который в данный момент угрожающе возвышался подле него. Его лицо приобрело глумливое выражение при виде смущения Гермионы.

— Малфой, — выдохнула она раздражённо, — Просто, оставь меня в покое, ладно?

Младший из двух блондинов надменно хихикнул, игнорируя её слова.

— Что ты вообще здесь делаешь, а, Грейнджер?

— Это не твоё дело, Малфой, — прошипела она в ответ.

— Что же Потти и Вислый не приехали сегодня тебя защищать?

Гермиона с трудом сдержала рвущийся из груди рык и проговорила низким голосом:

— В отличие от некоторых, я не нуждаюсь в помощи друзей, когда хочу защититься, — она рассмеялась, — Не Кребб и Гойл, так твой отец, — зло выплюнула она.

— Я был бы вам очень признателен, — сказал Люциус Малфой спокойно, одарив её своей холодной усмешкой, — Если бы вы перестали оскорблять честь моего сына, называя его трусом.

— Он мог бы мне сам это сказать, не так ли? — она усмехнулась, храбрясь под жёстким взглядом Малфоя старшего, — Или он надеется, что вы всегда будете стоять за его плечом, поддерживая? Защищая его от «страшных» однокурсников.

— Закрой рот, Грейнджер, — прорычал Драко, — Пойдём, отец. Незачем тратить своё время на эту грязнокровную дрянь.

Он одарил её презрительным взглядом, прежде чем шагнуть прочь.

Люциус Малфой продолжал стоять перед ней, смущая своим превосходством, которое, казалось, излучало всё его существо.

Она сжалась на месте, когда он взглянул ей в глаза.

— Вы должны быть более осторожны, — прошептал он зловеще, — У грязнокровок больше не будет такой свободы, когда мир изменится к лучшему, — он низко рассмеялся — И вы будете первой, помяните моё слово: чем больше вы, с отвратительной гордостью, распространяетесь о своём низком происхождении, тем в большей опасности находитесь. Вам это ясно?

Гермиона вздрогнула, желудок буквально скрутило в тугой узел, а колени предательски задрожали, несмотря на высокую температуру.

— Вы мне угрожаете, мистер Малфой? — проблеяла она.

— Возможно, мисс Грейнджер, — прошипел он, наклоняясь к ней. Она в испуге отшатнулась.

— Вы пожалеете о своей гордости. Уж поверьте мне.

После этих слов он выпрямился, и, развернувшись на каблуках, зашагал к стоящему неподалёку сыну. Он шёл, как подобает истинному аристократу, с этой раздражающей королевской гордостью и величием.

Она почувствовала, что вдруг катастрофически стало не хватать воздуха. Дышать стало просто невозможно. Каждый вдох вызывал боль в груди, сжатой от ужаса. Её испугали не сами слова Малфоя старшего, а интонация, с которой он их говорил. Холодная ненависть и отвращение.

Но его слова были ничем; Драко Малфой угрожал ей подобными фразами в течение долгих лет, и она знала, что это пустые угрозы. Хотя у мистера Малфоя была власть в Министерстве, она даже не думала волноваться по поводу его угроз. Он не посмеет причинить ей боль, если не хочет снова оказаться в Азкабане. Она холодно отнеслась к его словам, несмотря на его умение запугать одним своим взглядом. Гермиона считала себя сильной, но это ощущение беспомощности в данный момент испугало её.

Отдышавшись после этого пугающего столкновения, Гермиона отправилась как можно дальше от «Кабаньей головы».

Она блуждала по Хогсмиду, пытаясь избавиться от мыслей о жестоком Люциусе Малфое, и через час обнаружила себя стоящей у «Трёх мётел». У неё не было настроения идти ещё куда-нибудь, поэтому она решила просто отдохнуть. Она вошла в двери и с разочарованием вспомнила о невыносимой жаре, стоящей в её комнате. Обессиленно упав на ближайший стул, она, наконец, смогла сделать глубокий выдох, который, казалось, сдерживала с той злосчастной встречи. Она попыталась расслабиться. Просто закрыла глаза и стала мягко массировать свои виски. Её дыхание стало глубоким и медленным, и она вдруг представила, будто плывёт по океану безмятежности и спокойствия. Темнота закрытых глаз успокаивала усилившуюся головную боль.

Спустя двадцать минут, она почувствовала себя полностью спокойной и отправилась к барной стойке, купить стаканчик сливочного пива. Устроившись на стуле, она залпом осушила весь бокал.
Внутренности согрелись, но по сравнению с пеклом на улице — это было приятное и успокаивающее тепло.

Через секунду, после её очередного глотка дверь в паб отворилась, запуская внутрь поток горячего воздуха. Гермиона, нахмурившись от внезапной жары, бросила взгляд на вход, чтобы увидеть очередного клиента.

Её вдруг затрясло. Люциус Малфой только что вошел в тёмный паб, но на сей раз он был один. Тёмные глаза оглядели бар в поисках лучшего места и остановились на Гермионе, сидящей в полном одиночестве и с ужасом смотревшей на него. Её сердце бешено заколотилось в груди, когда он сел напротив, оставив трость неподалёку и изящно положил ногу на ногу.

— Мисс Грейнджер, сказал он спокойно, поднимая бровь при виде её ужаса, — Вот мы и снова встретились.

— Ч...чтоо, — она попыталась заговорить, но была слишком смущена его внезапным появлением, чтобы членораздельно говорить.

— Что, — она попробовала еще раз, — Вы делаете … здесь? — Её голос сейчас был подобен писку, что явно развеселило Малфоя.

Люциус Малфой холодно рассмеялся.

— Я хотел выпить что-нибудь перед возвращением в поместье, мисс Грейнджер, — Насколько я знаю, законом это не запрещено, не так ли?

— Н-нет, — она вздёрнула носик, чтобы не выглядеть испуганной. Но она прекрасно знала, что его не одурачить.

Он усмехнулся.

— Я много слышал о вас от Драко, — сказал он. — И ничего из этого мне не понравилось.

Она хотела ответить, но, по непонятным причинам, не смогла и рта раскрыть. Её разум был чист, но никакие слова не приходили в голову. Гермиона могла только глубоко вздохнуть и решительно заглянуть в серые глаза. Теперь, когда она более тщательно разглядела их, то едва ли могла назвать их серыми: они обладали пугающим и гипнотическим оттенком самого чистого серебра.

Он продолжил:

— Я узнал, кем являются ваши родители и кого они произвели на свет, — с ухмылкой он наклонил голову, — Отвратительную грязнокровку.

— Прекратите, — горячо начала она, внезапно пожалев, что Рона не было за спиной. Мысль о Роне придала ей уверенности, заставив продолжить:

— Не смейте называть меня грязнокровкой. Я — столь же хорошая ведьма как и любой чистокровный.

— Я слышал от Драко иное, — сказал он мягко, чересчур пристально наблюдая за её реакцией.

Гермиона не могла больше смотреть в эти холодные глаза, они были настолько красивы, что вызывали отвращение.

— Он рассказывал мне, что вы имеете статус самой умной ведьмы среди учеников, — его глаза горели ненавистью, — Мисс Грейнджер, — прошептал он, посылая ледяную волну отвращения вдоль её позвоночника и сквозь вены, — Я считаю самым ужасным оскорблением магии то, что у таких, как вы имеется талант, который им не принадлежит, — он откровенно издевался над ней, смотря на неё с нескрываемым превосходством.

— Принадлежит, — прошептала она тихо, ибо серебряные глаза читали её, как открытую книгу. Он владел легиллименцией?

— Вы вызываете жалость, — прорычал он, хотя в его взгляде не было злобы, а скорее ненависть и удивление её детским лепетом.

— Я, — язык снова подвёл её. Она вздохнула, а затем сказала, — Прекратите всё это!

— Ваши слова ничего не стоят.

— Довольно! — она буквально проорала это, почувствовав внезапное желание высказать этому человеку всё, что в ней накопилось за время разговора. Гермиона настолько разозлилась, что не заметила, как вскочила на ноги.

— Прекратите разговаривать со мной так, будто я не являюсь человеком. Я — это я, и я ничем не хуже вас, Люциус Малфой, а может быть даже лучше! Я могу своими силами добиться чего-либо в жизни, а не как вы — бесконечными подкупами! И я не чокнутый фанатик чистоты крови… — она внезапно осеклась, когда вдруг весь пыл покинул её, стоило ей увидеть выражение лица Малфоя.

— И …- она запнулась, когда он посмотрел на неё с негодованием.

— И … и … — она была в замешательстве.

— И что, мисс Грейнджер? — прошипел он.

Она сглотнула.

— Зачем вы сели здесь, со мной? — выплюнула Гермиона, — Вы просто искали возможность в очередной раз напугать и оскорбить меня, высказать своё мнение по поводу моего места в обществе?

Он лениво усмехнулся и слегка нахмурился, что сделало выражение его лица ещё более пугающим.

— «Напугать меня», интересно… Я пугаю вас? — прошептал он, склоняясь к ней.

Гермиона в ужасе задрожала.

— Н — нет, — она соврала, чем вызвала очередную его усмешку.

— Лгунья, — сказал он, надвигаясь на неё, — Тебя, грязнокровка, так легко напугать. Ты так трогательно боишься, что, признаюсь, мне даже немного тебя жаль.

— Замолчите, — повторила она, хотя голос всё ещё немного дрожал, — Замолчите. Я вас не боюсь.

Он сделал ещё шаг по направлению к ней, она же, в свою очередь, попятилась назад, но внезапно оказалась прижатой к стене. Гермиона чувствовала себя загипнотизированной расплавленным серебром его глаз, и ей казалось, что чем больше она в них смотрит, тем сильнее её затягивает в пучину его странно притягательных очей. Это какое-то волшебство, ведь разве могут быть у такого безжалостного человека столь очаровывающие глаза?

— О, — сказал он, разразившись надменным смехом, — действительно?

Гриффиндорка вскрикнула от страха, когда он в мгновение ока оказался напротив её. Малфой стоял настолько близко, что можно было разглядеть каждую морщинку на его аристократическом лице. Их тела почти соприкасались, от чего дыхание у Гермионы внезапно участилось, стоило ей взглянуть в его глаза.

— Остановитесь, сказала она, пытаясь успокоить своё дыхание, — Отойдите от меня, мистер Малфой.

— Посмотри на свою слабость, — сказал он просто, — Посмотри, насколько ты … — он склонился к ней ещё ближе, настолько, что она смогла почувствовать его ресницы, касающиеся щеки, — … Напугана, — он почти прошептал это. Гермиона чуть не зарыдала, внезапно растеряв всю напускную храбрость.

— Пожалуйста, — сказала она, дрожа, — Пожалуйста, позвольте мне уйти.

Девушка отвернула голову, как можно сильнее вжавшись в стену, только бы оказаться подальше от него. Она показала свой страх, но в этот момент её это мало заботило: всё, что она хотела — уйти.

— Что здесь происходит? — внезапно послышался взволнованный голос Мадам Розмерты. Гермиона вздохнула с облегчением, услышав голос своей спасительницы. Она молниеносно выскользнула из-под Люциуса Малфоя и откашлялась.

— Ничего, — сказала она довольно любезно, надеясь не разгневать Малфоя, — Ничего, Мадам Розмерта, спасибо.

Она бросила быстрый взгляд на Люциуса Малфоя и поспешила в свою комнату. Гермиона ужасно вспотела; вероятно, в этот момент её щеки могли соревноваться по цвету со спелым помидором. Чтобы унять дрожь в ногах, по пути она принялась приглаживать волосы.
Какой же грязной она сейчас себя чувствовала — будто Малфой собственноручно искупал её в грязи. Она нервно коснулась своего живота, злясь на проклятый пульс за то, что он учащался от одного присутствия Малфоя. Гермиона попыталась очистить мысли от наглого аристократа, но как назло в памяти всплыло то, как он прижимал её к стене. А это вызвало какие-то странные ощущения во всём теле. Она закрыла глаза и раздражённо зарычала. «Надо закрыть дверь».

Глубоко вздохнув, она открыла глаза и принялась выуживать из кармана ключ всё ещё дрожащими пальцами.

**************************

Гермиона потянулась к дверной ручке, чтобы закрыть за собой дверь, но чья-то рука помешала это сделать. Она подпрыгнула от испуга и уже хотела закричать, когда чужая ладонь накрыла её рот, пресекая любые звуки.

— Мисс Грейнджер… — голос напавшего прозвучал в самое ухо, опалив его горячим дыханием.

Вскрик «мистер Малфой!» потонул в невнятном мычании. Он рассмеялся:

— Мисс Грейнджер, вы действительно думали, что сможете так легко от меня избавиться?

Она вскрикнула и зажмурила глаза, молясь, чтобы происходящее оказалось всего лишь жуткой галлюцинацией.

— Ты возмутила меня, оскорбила честь моего сына, так же как и мою. Ты усомнилась в том, что я сумею заставить тебя заплатить, а этого я не потерплю, — его голос превратился в глубокое рычание и Гермиона задрожала, частично от страха и частично (хотя она очень не хотела признавать это) — потому что была невероятно возбуждена его горячим телом, прижимающим её к закрытой ставне окна, — Я должен уничтожить твою гриффиндорскую гордость, даже если придётся действовать по-плохому.

Девушка закричала, и первые слезинки скатились на покрасневшие щёки.
Люциус вдруг убрал ладонь с её рта и Гермиона оказалась в ловушке, между его рук, находящихся по обе стороны от её головы.

— Ты действительно думала, что я не смог бы напугать тебя? — прошептал он, — Не смог бы найти способ удостовериться, что ты заплатишь за своё существование в этом мире?

Его зубы были обнажены в оскале, а в глазах плескалось пламя — ему доставлял удовольствие её страх.

— Твой страх просто дух захватывает, — он втянул носом воздух, прикоснувшись к её щеке.

Что—то оборвалось в ней, когда он прижался к ней настолько сильно, что она могла почувствовать каждый его мускул. Против воли она застонала, не сумев сдержаться. Ненависть к себе затопила её в тот миг, когда он ухмыльнулся.

— Я возбуждаю тебя, Грейнджер? — изумился он. Она яростно замотала головой, разрыдавшись ещё сильнее.

Гермиона сглотнула и облизала пересохшие губы, прежде чем обессиленно простонать:

— Нет-нет, пожалуйста, отпустите меня, дайте мне уйти, — её сердце гулко ударялось о рёбра, не позволяя нормально дышать, — Только… пожалуйста…

— Так, — он вздохнул, — я пугаю тебя? — его глаза горели желанием, а голос стал хриплым.

Это было слишком странно, но она не могла лгать. Она мечтала, чтобы он внезапно исчез, ибо его присутствие вызывало странную дрожь в теле, отнюдь не от страха. Она кивнула.

— Да, — выдохнула она с трудом.

— Хорошо, — проворковал он, практически касаясь губами её рта. Она задержала дыхание в панике и смятении, её голова вдруг стала лёгкой и воздушной, в то время как сердце было единственной частью её тела, которое являлось реальным, поскольку оно готово было выпрыгнуть из груди.

— Твой ужас восхитителен, — сказал он низким, хриплым шепотом, наклоняясь к её шее, шумно вдыхая воздух. Она снова громко всхлипнула от страха.

— Да, правильно, Грейнджер, — выдохнул он, — Бойся. Мне это нравится.

Он неожиданно лизнул её шею, и этого хватило, чтобы Гермиона потеряла контроль над собой. Внезапно она схватила его за плечи изо всех сил, только чтобы не упасть в обморок, хотя так или иначе, он не позволил бы этому случиться, предварительно заключив её в кольцо своих рук. Его язык был груб для её молодой кожи, но, несмотря на жуткий страх, высокую температуру на улице, смешанную с её собственным необъяснимым возбуждением, заставил её испустить неприлично громкий стон удовольствия. Это потрясло её, но она чувствовала что не в силах снова вырываться.

Его рот потянулся к её губам. Он не целовал её — он пробовал … пробовал её страх на вкус — она знала это. Руки предали её ещё раз, когда она зарылась ими в его волосы, которые будто самый дорогой шёлк, заскользили под пальцами. Его язык изучал её рот, а она не могла сопротивляться, поскольку в данный момент буквально не могла контролировать собственное тело.

Оторвавшись от её губ, он снова посмотрел ей в глаза.

— Ты боишься меня, — сказал он ей, и она кивнула, затаив дыхание — Ты признаёшь этот страх, и позволяешь мне впитывать его, не так ли?

Это был не вопрос. Что-то сродни гипнозу, где на каждое его слово она мечтательно кивала, хотя знала, что не должна этого делать. Она сдалась. Малфой сделал это — запугал, подчинил себе.

Он вдруг убрал руки и втолкнул её вглубь комнаты, да так сильно, что Гермиона не удержалась на ногах и упала на ковёр. Люциус Малфой надвигался на неё, его высокая, пугающая фигура заставила девушку сжаться от страха. Выражение ужаса и жажды, смешанное на её юном лице, казалось, вело его вперед, и внезапно он оказался прямо над ней. Он встал на колени около неё, сверкая глазами, просто кипящими жаждой, явно не поддающейся контролю, которую она никогда не видела ни в ком прежде. Она вновь попыталась убежать от него, но он не позволил. Его руки снова оказались по обе стороны от её головы.

Убрав руку, он, одним быстрым движением разорвал её рубашку. Она услышала треск ткани, не совсем понимая, что это означало, но её ужас вспыхнул с новой силой, поскольку до Гермионы дошло, что её маленькая грудь выставлена на обозрение тем пугающим серебряным глазам.
Он лишь единожды окинул её тело взглядом, прежде чем припасть к её губам в неистовом поцелуе.

Его умелый язык лишал возможности вздохнуть. Девушка застонала.

— Мистер Малфой, — она, наконец смогла выдохнуть, когда он пугающе рассмеялся, продвигаясь к её шее.

Его свободная рука легко справилась с застёжкой на джинсах девушки. Она же, в свою очередь, сама всеми силами пыталась от них избавиться. Гермиона вздрогнула, когда её нижнее бельё было разорвано. Он отбросил его в сторону со стоном желания, который скорее походил на рычание.
Было что-то животное в его движениях, когда он начал сокращать расстояние между их телами. Он был высок, даже когда встал на колени перед её лицом. Гермиона вцепилась непослушными пальцами в ковёр и с трепетом начала осматривать тело Люциуса. Он наполовину снял брюки и Гермиона испугалась его размеров, хотя этот испуг внезапно поглотило желание.

Светлые волосы Люциуса Малфоя казались почти прозрачными, разметавшись по его плечам, а ухмылка хорошо подходила его мускулистому телу. Даже сейчас он вёл себя высокомерно, как будто знал, что никого прекраснее его нет на свете. Её дыхание замерло, когда он полностью избавился от своих штанов. Она решительно изучала его глаза, зная, что слезы всё ещё текли из собственных. Её крики и стоны, казалось, доставляли Малфою удовольствие, и он придвинулся к её лицу, коснувшись своей голой грудью её, вызвав тем самым несмелый стон.

— Я заставлю тебя кричать, — сказал он глубоким голосом и принялся слизывать её слёзы, — Ты будешь кричать, — прорычал он, нащупывая свою палочку, дабы набросить заглушающие чары на комнату.

Она неистово закивала, мечтая лишь о том, чтобы он не останавливался. Хотя она знала, что он специально делает всё медленно, специально дразнит её. Она задыхалась от жара их тел.

— Да, — она простонала, — Да … я буду … пожалуйста…

Боль была невероятной, когда он вошёл в неё. Он смеялся, а она кричала, но оба сердца пульсировали яростной страстью. Она действительно кричала: как он хотел. Крик был настолько громким, что Гермиона поразилась силе своего голоса. Он, казалось, шёл откуда-то изнутри, красивый гортанный звук. Стон Люциуса эхом вторил её крику, заставляя сердце буквально трепетать. Она обхватила руками его спину и закинула ноги ему на бёдра, зажмурившись от боли.

Чистое желание раскалёнными гвоздями пульсировало в разгорячённой плоти. Малфой входил в неё снова, и снова — вызывая очередной крик.

— Да, — он прорычал со следующим толчком, — Кричи, кричи, грязнокровка — ты заслуживаешь этого.

Её стоны удовольствия были бесконечными, это, казалось, продолжалось вечно: его длительные толчки, капельки пота, скользящие меж их горячими телами, и её крики и стоны, когда он входил в неё. Её спина горела от трения по шершавому ковру, но всю боль заглушало ощущение Люциуса в ней, приносящее огромное наслаждение. Она знала, что он стремиться сделать ей как можно больнее, но девушке было уже всё равно.

Он поднял её с пола, всё ещё находясь в ней, и направился к кровати, придерживая Гермиону за бёдра. Он не приказывал этого, однако: руки Гермионы сами потянулись к его прекрасным волосам, а губы набросились на его шею с неудержимой страстью, о которой она и не представляла. Не доходя до кровати, он прижал девушку к стене, глубоко толкаясь в неё ритмичными движениями своих ловких бёдер.

Люциус поймал губы гриффиндорки в длинном, медленном стоне. Удовольствие наполняло её сердце, словно воздушный шарик, когда он дразняще медленно двигался в ней. С каждым толчком он хрипло выдыхал над её ухом. Все мысли покинули её — мысли о страхе, или о том, как всё это неправильно, когда она почувствовала, что он дрожит. Он засмеялся, опустившись вместе с ней на пол, изливаясь в неё, а она в очередной раз громко простонала. Малфой обхватил её лицо своими сильными руками и смял её губы жадным поцелуем, но тем не менее ей всё же вновь удалось застонать, несмотря на то, что воздуха отчаянно не хватало.

Гермиона дошла до максимума, её крики достигли оглушительной высоты, а Люциус лишь глумливо улыбался, сотрясаясь мелкой дрожью.

— Да, — он прорычал под аккомпанемент её стона, — Да, — выдохнул он снова, когда кончил, — Я люблю твой страх.

Гермиона ничего не могла ответить сейчас, находясь от удовольствия в полубессознательном состоянии. Она рвано дышала, неосознанно выводя на его груди узоры.

— Я..., — попыталась она сказать, но он холодно рассмеялся.

— Молчи, — перебил он, выходя из неё и позволяя ей обессиленно свалиться на пол.

Пока она лежала, чувства медленно стали возвращаться к ней ужасной вспышкой осознания того, что она сделала. Малфой уже оделся и теперь смотрел на неё с нескрываемым отвращением.

Слёзы с новой силой потекли из глаз, когда он опустился напротив.

— Теперь ты видишь, — прошептал он, обнажая зубы в усмешке, — Что у тебя есть причины бояться меня.

Она всхлипнула, а он наклонился вперёд, прижавшись к её дрожащим губам поцелуем, выворачивающим душу. Это был поцелуй, чтобы доказать, что она проиграла. Когда он отстранился, рыдания начали душить девушку и она с остервенением принялась оттирать губы от его прикосновений.

— Отвратительная грязнокровка, — произнёс Люциус, поднимаясь. Она бросила последний взгляд на него, угрожающе нависшего над ней и сжалась, обнажённая, у его ног, прежде чем он тихо вышел из комнаты, не удостоив её взглядом.

Позор. Она взглянула на свою, ещё недавно целую одежду и поняла, что натворила. Позор, который она едва ли сумеет выдержать. Девушка упала, уткнувшись лицом в ковёр, заливая его отчаянными слезами. Она била кулаками пол, кричала, но ничего уже не могла сделать. Это даже не было изнасилованием — она сама этого хотела, её поглотила та животная страсть, которую доселе Гермиона не ведала.

Гермиона рыдала на полу долгие часы, стыдясь содеянного. Что сказали бы Гарри и Рон? Как ей теперь смотреть им в глаза?

Она сломалась, когда представила выражение лица Рона, узнавшего об этом, и затихла, больше не способная кричать, жалея, что уже никто не сможет починить её разбитое сердце…
Автор данной публикации: мадам Паук
Дарья. Первокурсник. Факультет: Слизерин. В фандоме: с 2013 года
На сайте с 2.08.15. Публикаций 1, отзывов 1. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 30.04.18
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
Bad Wolf -//- Юлия. Декан. Гриффиндор. Уважение: 253
№2 от 24.09.17
Ни дня без приключений!
Вот у меня тоже остались вопросы. Начиная с того, почему Гермиону понесло одну в Хогсмид (дома-то что не сиделось? или у Уизли) и заканчивая тем, почему она как кролик сдалась и отдалась Люциусу (да еще и удовольствие от этого получала). В такую Гермиону мне как-то не верится. Так что я бы, пожалуй, дописала бы в предупреждениях ООС.
В переводе тоже встречаются небольшие шероховатости. Но не много.
---
От второй звезды направо и прямо до утра
 
Sasha9 -//- Александра. Старшекурсник. Равенкло. Уважение: 82
№1 от 23.09.17
Не поняла, я точно, что испытываю после прочтения...но задумка интересная.
Не плохой способ нашел Люциус да бы наказать ненавистную девчонку. Но кажется мне, что Гренджер еще отомстит. acute
Не много не понятно, почему Гермиона все таки отдалась Малфою, я понимаю, что он шикарный мужчина и свет очей моих, но все же ... mosking
Мадам Паук, спасибо за перевод. flov
Сообщение редактировалось автором 23.09.2017, 17:25
Старшекурсник ComaWhite пишет:
Фанфик «Цвет Надежды»
Декан Anastasiya пишет:
Арт «P.S. Том»
Первокурсник MissisRiddle пишет:
Аватарки «Джинни Уизли»
Первокурсник MissisRiddle пишет:
Арт «You make me smile»
Старшекурсник Агапушка пишет:
Арт «Make the world go away»
Старшекурсник Агапушка пишет:
Кубок Хогса: Арты и Рисунки
Старшекурсник Агапушка пишет:
Фанфик «Открытый дебют»
Старшекурсник ComaWhite пишет:
Арт «Живой»
Старшекурсник ComaWhite пишет:
Интервью с Miller
В мире, где космические корабли бороздят просторы Вселенной, а магия — детская сказка, для Гермионы Грейнджер и Драко Малфоя нет ничего невозможного. Фанфик переведен на ЗФБ-2018 для команды Гермионы Грейнджер.
Где оказалась Тонкс и как оттуда выбраться?
Решили, что будем призывать?
(Рисунок в полном посте) Если бы Флер спросили, стоило ли пр`иезжать в этот ужасный Хог`вартс на этот глюпый Тур`нир, она не раздумывая ответила "Да!"
Наконец-то появился первый официальный трейлер. Давайте же посмотрим, что там интересного такого.

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

6 курс

Гарри Поттер и Принц-полукровка

подробнее

Сириус Блэк

Член "Ордена Феникса"

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com