Ваше местоположение на карте Хогса:  Главный зал Библиотека Фанфик «Страна приливов»
 
  Кубок Хогса 2018   Равенкло   1301 балл
Интервью с Bravo angel. Декан Хогса, модератор ДД.
Национальный университет юридических наук в Калькутте представил курс “Взаимосвязь между литературой и юриспруденцией: особый взгляд на поттериану Роулинг”. Документ появился на официальном сайте учебного заведения.
Роза Уизли – это вихрь нетерпения и желания не соответствовать навязанным идеалам, закованный в ярко-голубых глазах и в бесконечной меди волос.

Написано специально для одного из Рыцарей Ада KATAFALK. Выполнен в рамках аукциона "Маховик" (лот №2).
Случайная встреча аврора Грейнджер и легендарного Капитана // кроссовер с вселенной Marvel для конкурса «Крейзикросс»
Любители ангста, дарка и ужасов... Этот конкурс для вас =)
Ну что, готовы к очередному безумию? Тогда добро пожаловать на «Крейзикросс» – конкурс кроссоверов с непредсказуемыми заданиями и сумасшедшими сочетаниями фандомов! Баллом здесь правит Фортуна и его величество Рандом. Если вы смелы и отчаяны, и не привыкли пасовать перед трудностями – приглашаем присоединиться к числу участников. Обещаем, что скучать вам не придется :) Итоги.
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Nemesi Mellark
Новый пост на стене у Nemesi Mellark
Новый пост на стене у Miller
Новый пост на стене у Miller
Новый пост на стене у Enchanted
Новый пост на стене у Enchanted
Новый пост на стене у Enchanted
Новый пост на стене у Anastasiya
Новый пост на стене у Dalila
Вы очень поможете нашему проекту, если распространите баннер Хогса:
Узнать подробнее
а также получить галлеоны в подарок
Уважаемые волшебники, рады представить вашему вниманию революционное и, будем надеяться, перспективное начинание – Клуб переводчиков.
В свете последних событий, с аукционом и нашим общим банкротством вэлком в этот пост. Расскажу секреты заработка ;)
Фанфик «Страна приливов»
Библиотека 26.10.14 Отзывов: 5 Просмотров: 1384 В реликвиях у 3 чел. +3
Автор
Yana_mia
Оригинал
Разрешение
получено
Опубликовано
Статус
Автор обложки: Black Widow
Он так и не встал с коленей – просто полз к ней. Понимая, что потерял что-то огромное, упустив её из виду когда-то, и приобрёл не меньше, теряя её сейчас.

написано на Фест редких пейрингов «I Believe» по заявке:
Луна Лавгуд / Джордж Уизли. Если некого звать - позови меня. A+
Размер: мини
Жанр: драма
Предупреждения: смерть персонажа
Категория: Волдеморт побежден, постХогвартс, вне Хогвартса
Пейринг: Джордж-Луна
Персонажи: Луна Лавгуд, Джордж Уизли
10.0
Голосов: 2
Выставлять оценки могут только деканы и старосты.
Если вы относитесь к этой группе, пожалуйста, проголосуйте:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10

Будут читать 0 чел.

Ждут проду 0 чел.

Прочитали 0 чел.

Рекомендуют 0 чел.

Как рассказать тебе, куда ведут мечты,

И что в стране приливов в реках молоко?

Однажды будем вместе с этой высоты

Смотреть, как коротка жизнь у облаков.

(с) Без Билета — Страна приливов


В первый момент — когда в лёгкие пробрался чёрный пакостный дым, а в глазах рябило от танцующих искр — Джордж окаменел. Последнее, что он видел горящим, — это Хогвартс. И криков было не меньше. Джордж сделал несколько глубоких вдохов и закашлялся. Перед глазами всё поплыло — казалось, ещё секунда и стена рухнет, подминая под себя Фреда, разделяя жизнь на две части. Но никакой стены не было, как и Хогвартса. Да и Фреда — уже пару лет как. Зато был горящий дом Лавгудов и он сам, стоящий как истукан.

— Джордж, чёрт возьми, делай что-нибудь!

Рон пронёсся мимо, кашляя и заслоняя руками лицо, — жар целовал веснушчатую кожу. Окрик брата словно вернул его в реальность, где в окне второго этажа мелькала копна грязно-белых волос.

— Вот идиотка! — Прошипел он через стиснутые зубы и рванул внутрь. Рубашка тут же загорелась — зацепился плечом за косяк — пришлось поливать водой, пока не превратился в факел. Под ногами валялось какое-то барахло, и Джордж поминутно спотыкался, пытаясь добраться до Луны. Безумно хотелось услышать её крик — истошный, дикий — да хоть какой! Потому что тишина сковывала грудную клетку хуже цепей и на пару с дымом не давала вдохнуть.

Луна нашлась в своей комнате — в некогда белой ночной рубашке, перепачканная сажей. Волосы кое-где почернели — видимо, успела потушить. Она скорчилась на полу, странно раскачиваясь взад-вперёд. Только подойдя ближе, Джордж увидел, что сидела она над обгоревшим отцом.

— Папочка, папочка, папочка, папочка...

Она гладила его по голове своей тонкой белой ручкой — и зрелище было отвратительное. Сильно пахло жжёной плотью и кровью.

— Луна, надо идти.

— Папочка, папочка...

— Луна!

Когда она в очередной раз не отреагировала — ничего не осталось, как схватить её и потащить прочь из этого пекла. И тут она заорала — истошно, дико — всё как заказывали.

— Нет! Папочка! Папочка! Пусти меня!

Джорджу еле хватило сил вынести её из дома и сделать пару шагов. В этот момент балки не выдержали, и вся постройка с грохотом обрушилась, поднимая столп ярко-оранжевых искр. Дохнуло жаром, и Джордж упал навзничь, прикрывая собой Луну. Она извивалась под ним, пыталась выбраться и орала — даже на финальной Битве никто так не орал — словно живьём вынимали сердце.


* * *

Ветер с моря гнал солёный воздух, от которого хотелось скрыться. Ему хотелось, а вот Луна дни напролёт просиживала в плетёном кресле-качалке, бездумно рассматривая серое, поношенное небо. Джордж выглядывал из окна на эту статую — иначе не назовёшь — и ненавидел себя. Злая насмешка судьбы: пару лет назад он выглядел точно так же, вёл себя аналогично, а все вокруг пытались его расшевелить. Вот только Фред погиб там, где смерть была если не уместна, то хотя бы очевидна — на войне. А мистер Лавгуд сгорел заживо в собственном доме в мирное время. Джордж всегда проклинал себя за эти циничные мысли, но видя клочья кое-где обгоревших волос Луны, которые ветер бросал из стороны в сторону, возвращался к ним.

Кто придумал отправить луну в Ракушку, пока Билл и Флёр во Франции, Джордж не знал. Но одну её не оставишь, а у всех были веские причины отказать. У него, конечно, тоже нашлось бы немало причин, но искать не хотелось. Один взгляд серых, выцветших глаз заставил его согласиться. У Луны всегда был немного ненормальный взгляд, как будто она прилетела с другой планеты, но такого пустого — не было никогда. Его ужасало то, как резко в ней затухла жизнь. Ещё больше ужасало, что его глаза выглядели точно так же.

Вечером он всегда выносил ей плед — лоскутный, сшитый его мамой. Он пах Норой и морем. Укутывал продрогшую Луну и садился рядом — прямо на дощатый пол.

— Они теперь вместе.

Всего три слова — а Джордж испугался. Потому что за те дни, что они провели в котедже, Луна не сказала ни слова. А так хотелось услышать уверенные теории о каких-нибудь зверушках, или странные сказки, которые Луне рассказывала в детстве её мать. Он помнил белобрысую девчонку, что прибегала к ним поиграть, — она уже тогда была очень забавной и странной, но всегда безумно милой.

— Кто — они?

— Мама и папа. — Луна повернулась, и Джордж снова вздрогнул: огромные блёклые глаза, казалось, искали его, да не находили. — И Фред с ними.

Джордж шумно втянул воздух — он всегда так делал, когда кто-то упоминал Фреда. Тем более, в таком ключе. Он никогда не сможет принять его смерть, а тут Луна рассказывала, как её родители встретили «там» его брата — словно голыми руками лезла в грудную клетку.

Луна, тем временем, призвала ту самую ночную рубашку — Джордж и не знал, что она притащила её с собой — оторвала от неё полоску и двинулась к небольшому сухому деревцу. У них было что-то общее: у безжизненного деревца и вот такой распотрошённой Луны. Медленно перебирая тонкими пальцами, она повязала ленту на сухую ветку.

— Что ты делаешь?

— Это дерево памяти. Оттуда видно всё, правда. Так я говорю, что я помню их. — Она подошла к креслу и оторвала ещё полоску. — Хочешь? Для Фреда.

Лучше бы она молчала. Сидела в своём кресле и рассматривала дырявые облака. Так нет же — заговорила! Джордж порывисто встал, оттолкнув протянутую руку. Он знал, что нету никакого «там» и не видит никто ничего «оттуда». А память — она внутри, а не трепыхается грязной лентой на мёртвом дереве.


* * *

С того дня Луна словно ожила — много говорила и даже иногда улыбалась. Правда от ее улыбки становилось не по себе: словно сама смерть скалилась в последние секунды. Джордж тихо ненавидел себя за то, что решил поехать с Луной. Он — дурак — решил, что сможет чем-то помочь, но на самом деле внутренний монстр подпитывался от горя Лавгуд, запуская щупальце глубоко в его душу, вороша припорошённые пылью времени страдания о Фреде. А Луна все говорила об отце, о "Придире", об экспедициях... Но самое страшное, что порой она забывалась, и тогда мистер Лавгуд оживал, собирался в самую южную Австралию для исследований каких-то мурчатых котосмурчей. Неужели он сам говорил о Фреде в настоящем времени? Мерлин, видеть в Луне себя трехлетней давности оказалось слишком тяжело: очень уж уродливо выглядело это желание оживить мертвых.

— Мертвых нужно отпускать. — Сказал он однажды вечером, когда Луна снова рассказывала о том, что завтра папочка должен выпустить новый номер "Придиры".

— Что? — Ее голос охрип, звучал немного глухо, отстранено.

— Отпусти его — он умер. Хватит говорить так, будто он сидит дома и пьет настой лирного корня.

— А ты отпустил?

— Фред умер.

Слова зазвенели на холодном ветру, прокатились по коже, как огромное колесо с ядовитыми шипами, и унеслись далеко-далеко.

— Сказать можно, что угодно. А вот поверить...

И он не верил. Отчаянно не верил, что Фреда больше нет. Пусть он лучше пьет настой гадкого лирного корня вместе с Лавгудом. Только бы живой.

Луна тоже не верила, поэтому ее ледяные пальцы переплелись с его. Вместе не верить легче. Легче ждать прилива, который лижет ледяными языками пятки и шепчет, что надежды нет. Лент на дереве становилось все больше.


* * *

Луна впадала в меланхолию с завидным постоянством, поэтому каждое утро Джордж ждал ее появления с опаской. Вдруг она расплачется прямо посреди маленькой уютной кухни, как было несколько дней назад. Или вплетет в волосы разноцветные ленты и пойдет гулять босиком по мокрому песку, напевая мелодию, чем-то напоминающую колыбельную. А может заберется с ногами в плетеное кресло и будет молчать. Беда меняет человека, ему ли не знать. Он ведь думал, что будет ее утешать, помогать, но она — в ответ — ворошит ненужную боль.

Сегодня Луна куталась в длинную вязаную кофту и молчала. И Джордж взывал к Мерлину, чтобы хоть что-то случилось. Чтобы растормошило это бледное подобие Луны. Сам он не мог, хотел, но не мог. Потому что каждая такая попытка обязательно сводилась к Фреду, а значит, боль вцеплялась во внутренности длинными стальными когтями и тянула — нет, не разрывала — а медленно тянула, и хотелось выть, кататься по мокрому песку, задыхаясь от осознания правды.

Они сидели на веранде и молчали. Что бы там ни было, но Луна была просто замечательным собеседником по части молчания. Это была не та неловкость, когда боишься что-то сказать и молчишь, или простое нежелание произносить хоть какие-то звуки. Это было общение — молчаливое общение, когда каждая секунда тишины наполнена смыслом, когда ты мысленно киваешь в ответ на её непроизнесённую фразу. Так у него было только с Фредом. Или не было? Горько, но их общая жизнь стала одним размазанным пятном «до» — счастливым и целым.

Смех Луны отвлёк его от мыслей о брате. Она кружилась на месте, задирая голову вверх, и смеялась. Это был лишь отголосок её привычного смеха, но всё же.

— Они такие смешные!

— Кто? — Джордж посмотрел вверх, но кроме грязно-серого поношенного неба ничего не увидел. Он уже подумал, что сейчас начнутся лекции о невиданных и невидимых животных, но Луна просто произнесла:

— Облака.

Джордж снова поднял взгляд, но никаких облаков так не заметил.

— Сегодня нет облаков, Луна.

Она посмотрела на него так, словно это он нёс самую большую чепуху на свете, а не она.

— Облака есть всегда. Нужно только хотеть их видеть.

Снова тихий смех и её волосы, развевающиеся на ветру. Джордж встал, смеясь сам над собой, и тоже закружился на месте — вдруг и он увидит облака. На самом деле, стоило только поверить — Луна была права. Белые лёгкие фигуры таяли на ветру, превращались во что-то новое... Он и не заметил, как осиротело зазвучал его смех, как резко оборвался её. Когда он всё-таки остановился, Луна лежала на земле, раскинув руки по бокам. Если бы не закрытые глаза и тонкая карминовая струйка из уголка губ, Джордж бы подумал, что это очередная её забава. Но внутри всё оборвалось — резко, как и её смех. Он тряс её за плечи, хлопал по щекам, испуганно хватая ртом воздух. Когда он вспомнил о палочке, его трясло уже настолько, что несложный Энервейт дался только с четвёртого раза. Луна медленно открыла свои выцветшие огромные глаза и улыбнулась:

— Это облако похоже на тебя, Джордж. Не знала, что бывают рыжие облака.

Джордж обессиленно сжал её тонкие ручки в своих и закрыл глаза. Что-то подсказывало, что это всего лишь начало того самого «случится», о котором он просил утром.


* * *

— Почему, почему ты молчала?!

Джордж не просто злился, он орал и тряс всё ещё слабую Луну за худые плечи: казалось, сожми чуть крепче, и хрупкие кости переломятся с противным хрустом, разотрутся в порошок, а эта умалишённая и не почувствует. Он уже полчаса мерил комнату огромными резкими шагами, слушая её тонкий голосок. Слушал и не верил. Поверить в то, что Лавгуды держали дома неизвестное ядовитое существо, конечно можно — это же Лавгуды. И в то, что старый Ксенофолиус не обратился в Мунго, когда яд этой зверушки попал на его кожу, тоже спокойно верилось. И что он упал, обессиленный смертельной болезнью, задел свечи и устроил пожар. И в то, что Луна спала, и проснулась только тогда, когда спасать кого-нибудь или что-нибудь было уже поздно, Джордж тоже верил. А вот осознать то, что эта самая зверушка, умирая, плевалась ядом прямо в рыдающую над мёртвым отцом Луну, что эта безмозглая промолчала и не сказала о яде, — в это Джордж верить не хотел. Потому что это было слишком страшно, чтобы поверить. Потому что...

— Неужели нет лекарства от этого яда?

— От него может помочь только сок остроушки болотной.

— Так чего ты молчала, Луна?! Я сейчас же...

— Потому что её нет, Джордж. Мы ещё не успели её найти. Папочка как раз собирался...

Джордж застыл, как будто в него попало заклинание. Всё вокруг осыпалось жёлтым песком, всё, кроме девочки-идиотки, которая сидела в кресле, укутавшись в плед, бормоча что-то о том, что лекарство от её болезни они с папочкой ещё не успели найти. И больше всего ему захотелось обнять это чудо и защитить. Хотя бы от самой себя.

В этот вечер он поддерживал её за руки, когда она дрожащими пальцами повязывала очередную ленту.


* * *

Джордж аппарировал за несколько миль от «Ракушки», чтобы пройтись пешком. Возвращаться к Луне не было сил. Смотреть ей в глаза, говорить, утешать — ни на что не было сил. За эти дни он только что на луне не побывал. Рассказывал о симптомах, о зверушке, даже Луну возил на осмотры, хоть она и сопротивлялась. Ничего. Никто не видел такого раньше, никто не слышал о таинственной длиннопорынке, которая жила у Лавгудов. Главный целитель в Мунго пожимал плечами и окутывал жалостью, словно коконом. Не нужна ему эта жалость — наелся! Ему помощь нужна, чтобы спасти Луну! Он ночи напролёт листал книги, писал письма, но совы возвращались ни с чем, а тонкие страницы растерянно молчали. Хотелось воскресить Лавгуда и убить его ещё раз, за то, что так подставил дочку, за то, что не уберёг это чудо. Это чудо, кстати, ни разу не заплакало — Луна рассеяно улыбалась и держалась так, словно ей очень повезло, а не смертельная болезнь разъедала её изнутри и снаружи. И если обмороки были редки, то спина, которую разъел яд, выглядело не просто страшно — отвратительно, кричаще неправильно. Словно Луне срезали крылья, да раны не заживали.

Он сидела на веранде и вязала шарф непередаваемой расцветки — для Джорджа. Чтобы ему не было холодно. И он даже не пытался рассказать, что холодно ему всегда — с тех пор, как не стало Фреда. А сейчас, когда надежды на спасение нет, по его венам потёк лёд.

Она чуть растянула губы в подобие улыбки, и он сорвался. Сел у её ног, положив голову на колени, и заплакал, целуя холодные тонкие пальчики.

— Я передам привет Фреду от тебя. Скажу, что ты просто не веришь в моё дерево, но помнишь его. Он не будет на тебя злиться, я знаю.

Хотелось накричать на неё, чтобы она замолчала, чтобы не смела говорить такого о себе и о Фреде. Но он не мог наслушаться, всё впитывал её голос и плакал.

— Говорить хоть что-нибудь, говори...


* * *

Мокрый песок лип к рукам, но Джордж даже не подумал использовать палочку. Огромный портрет Луны Лавгуд на песке улыбался. Почти счастливо, почти так, как сама девушка пару лет назад. Он всегда удивлялся ей — не тому, что она была сумасшедшей. Они с Фредом тоже не отличались нормальностью. Он удивлялся тому, как она умела искать хорошее во всём. И находить. Может, поэтому она не умела ненавидеть. Ведь на той войне они все кого-то ненавидели: Гарри — Волдеморта, Рон — Малфоя, он сам — Пожирателей... Невилл, как иногда казалось Джорджу, только и держался на перманентной ненависти к Лестрейджам и Краучу. Да что говорить, они все ненавидели — кто-то больше, кто-то меньше, — но ненависть пропитывала всё, тяжёлым ароматом горечи и крови висела в воздухе. Луна же просто шла к свету, боролась, но не ненавидела. Никого и никогда. Ни глупых одноклассников, которые над ней издевались, ни Пожирателей, ни эту долбанную зверушку, из-за которой умер её отец и умирала она сама.

Он старался радовать её каждый день, придумывал что-то новое, заставлял смеяться. И ненавидел. Потому что он только обрёл её, потому что часы молчания, её тёплые губы и холодные пальчики, тихий смех и негромкий голос, волосы, которые испортил яд, и выцветшие серые глаза — это всё, что у него было. Ему казалось, что потерять Фреда было легче. Да, думать так было ужасно, но он ничего не мог поделать. Фреда не стало резко, в один момент — и ему просто пришлось смириться с этим. Луна же угасала тихо, тая на его руках, и он кричал по ночам оттого, что не мог помочь, оттого, что считал минуты, когда она ещё дышит и проверял, поднимается ли её грудь рядом с его рукою. Это было невыносимо, постоянно следить, как она, где она... Вот и сейчас, рисуя на песке её портрет, Джордж гадал, увидит ли его Луна.

— Мне будет хорошо его видно оттуда. — Она почти шептала, но Джордж расслышал каждое слово.

— Откуда — оттуда?

— Оттуда. — Она показала пальцем в небо. — Там страна приливов. Ну, место, куда все приливы уходят, когда заберут всё с берегов. Там хорошо, я знаю. Я буду оттуда посылать тебе облака и отгонять нарглов.

Её слова разъедали, как неправильно сваренное зелье. Она так спокойно говорила о том, что умрёт, словно это всего лишь полёт на метле к этой самой стране приливов.

— Луна, очнись! Сколько тебе лет? Почему, почему ты всё ещё веришь во всю эту чепуху: в нарглов, кизляков и другую ерунду, которую сочинил твой отец?!

Она неловко пожала печами и снова прошептала:

— Вы ведь с Фредом тоже верили.

Ошарашенный взгляд Джорджа был ей ответом, поэтому она продолжила.

— Вы с Фредом верили во все ваши затеи... Потому что верили друг в друга. А я верю в папочку. Верю ему.

Он так и не встал с коленей — просто полз к ней. Понимая, что потерял что-то огромное, упустив её из виду когда-то, и приобрёл не меньше, теряя её сейчас. Он отдал бы все свои идеи, всю свою грёбаную жизнь за то, чтобы эта девочка выжила, чтобы в мире стало больше света. Он целовал её и чувствовал, как она плачет. Впервые с тех пор, как рассказала о болезни. Солёные слёзы оставались на губах — его губах, её губах. Он обнимал её так, словно хотел сломать, хотел впечатать её в себя, растворить. Девочка, которая научила его сражаться. Девочка-чудо, которая заменила ему солнце. Девочка-беда, которая научила его любить и ушла. Прямо в тот момент, когда он больше всего хотел, чтобы она осталась.

— Там не будет тебя — и это единственное, отчего мне грустно.

Луна резко потяжелела в его руках, осела на землю. Джордж даже не стал искать пульс и пробовать Энервейт. Просто что-то оборвалось в этот момент — он почувствовал. Бережно опустив девушку на песок, он гладил её волосы, плакал и кричал. Так, как даже на Финальной Битве никто не кричал, — словно живьём вынимали сердце.

Море слизывало портрет с песка, забирая с собой Луну в страну приливов. К её родителям. К Фреду. К сердцу Джорджа.


* * *

— Почему ты стоишь тут один? — Её голос звенел, а улыбка была немного рассеянной. Лунатичка Лавгуд — чего ещё ждать от неё.

— Гермиона выгнала нас из гостиной, и Фред убежал покорять сердце очередной красавицы.

— А почему Гермиона выгнала вас?

— Потому что мы испытывали наши изобретения на гриффиндорцах. Но если мисс-злобная-староста продолжит в том же духе, то нам некого будет звать для испытаний!

— Если некого будет звать — позови меня! — Она даже улыбаться стала шире.

— Тебя? И ты не боишься?

— Вас? Нет. У вас в голове совсем нет мозгошмыгов!

Она убежала вприпрыжку, что-то напевая себе под нос. Странная, сумасшедшая девочка. Глядя ей вслед, Джордж думал о том, что никогда не будет испытывать на ней свои изобретения. Но обязательно когда-нибудь позовёт.


Луна смотрела на него сверху каждым серым облаком. Шептала горько-солёным ветром свою любимую колыбельную, звенела амулетом от нарглов у него на руке. Она обнимала своими холодными пальчиками его сердце — там, в стране приливов. А он повязывал белую ленту на высохшее деревцо и тихо-тихо звал её обратно:

— Луна, Луна, Луна, Луна...
Автор данной публикации: Mystery_fire
Юлия. Декан. Факультет: Равенкло. В фандоме: с 2012 года
На сайте с 26.08.14. Публикаций 77, отзывов 536. Последний раз волшебник замечен в Хогсе: 16.11.18
Внимание! Оставлять комментарии могут только официально зачисленные в Хогс волшебники...
 
Azazy -//- Мария. Староста. Хаффлпафф. Уважение: 17
№5 от 31.10.14
Почему-то мне всегда сложно писать что-то о том, что действительно трогает... а эта работа - именно такая... кажется, что душу выворачивает...
 
Mystery_fire -//- Юлия. Декан. Равенкло. Уважение: 183
№4 от 27.10.14
Рада, что рада оставила отклик в душе, автору обязательно передам)

Часто когда что-то находишь, тут же это и теряешь. Жестокая ирония. И горький привкус еще больше от того, что история до боли жизненная.
Спасибо за внимание к фику)
---
- А ты большой. Переваривать долго.
- Я горький на вкус (с) Ван Хелсинг
 
Северелина -//- Нина. Староста. Хаффлпафф. Уважение: 186
№3 от 27.10.14
красивая работа, сильная и проникновенная
на самом деле люблю Луну - это самый светлый персонаж, какие бы странности ей не были присущи
добрая, милая и невероятно умная (не даром же ее факультет Равенкло)
здесь мне жаль ее, такого она не заслужила, да и Джордж.... странно, но я люблю пейринг Джордж/Гермиона, а вот в паре с Луной встречаю его впервые
получилось очень здорово, даже не столько тяжело, сколько обидно за обоих героев, которые могли бы счастливо прожить долгие годы
большое спасибо за публикацию этого фика flover-kiss
---
Шизофрения - странный предмет: ты вроде пингвин, а вроде омлет
 
Anastasiya -//- Анастасия. Декан. Слизерин. Уважение: 156
№2 от 27.10.14
Пони плавают в бульоне.
Тяжёлая работа, которая мне очень понравилась. Всегда нравилась Луна, хоть и странностей в ней было достаточно...но вот казалось, что Джордж обрёл счастье рядом с ней, конечно, больно и тоскливо после всех потерь, но становится легче, когда рядом есть тот, кто поймёт тебя. Именно таким человеком была Луна. А потом...в очередной раз всё обрывается, но на этот раз медленно, по частям. И это ещё хуже.
Красивая работа, которая оставила отклик. Это очень грустно, но и такое можно было предположить.
---
Без идей жить нельзя.
 
Black Widow -//- Виктория. Староста. Гриффиндор. Уважение: 56
№1 от 27.10.14
Столько людей погибло во время Битвы за Хогвартс. Смерть Фреда для меня была самой ужасной, даже правильнее будет сказать, что жизнь Джорджа была ужасной, после смерти Фреда.
Эта потеря была самой трудной именно для Джорджа, он не только потерял члена семьи, брата, он потерял часть себя, самого себя.
Очень печальная работа, надрывная такая, вызывающая какое-то тяжёлое чувство в груди.
Луна всегда виделась мне птичкой запертой в клетке. И вся её эта странность, просто попытки вырваться наружу. Возможно именно в стране приливов она обрела свободу.
И возможно уходя, Луна смогла забрать и боль Джорджа о Фреде. Я хочу в это верить.
Отличная работа. Спасибо. in_love
Старшекурсник ComaWhite пишет:
Арт «Драко Малфой»
Старшекурсник ComaWhite пишет:
Арт «Чарли Уизли»
Старшекурсник Ойей пишет:
Фанфик «Славная девочка»
Старшекурсник Sasha9 пишет:
Арт «Чарли Уизли»
Старшекурсник Ser_renity пишет:
Фанфик «Жаба Джин Грейнджер»
Декан Anastasiya пишет:
Аватарки «Icons-2»
Декан Anastasiya пишет:
Арт «Чарли Уизли»
Старшекурсник ComaWhite пишет:
Фанфик «Смертные орудия»
Старшекурсник Ser_renity пишет:
Фанфик «Игрушки Морфея»
Старшекурсник T.Vesson пишет:
Арт «Драко Малфой»
Староста Агапушка пишет:
Аватарки «Icons-2»
Староста Агапушка пишет:
Арт «Чарли Уизли»
Староста Агапушка пишет:
Арт «Драко Малфой»
Старшекурсник Ser_renity пишет:
Фанфик «Лордик Малфой»
Возвращаясь в Хогвартс, Гермиона не догадывалась, что ее ждет. Турнир Трех Волшебников станет только началом. У таинственного пятикурсника Адама на нее свои планы, о которых он явно не собирается ей рассказывать. Одновременно с Турниром жизнь девушки неотвратимо меняется,как и отношение к ней окружающих, а новый друг не столько помогает ей развиваться, сколько подталкивает к пропасти, на дне которой слизеринка сможет заглянуть к себе в душу и понять, кто она на самом деле, чего и кого она хочет.
В поместье Малфоев творятся странные дела. Старшее поколение пытается решить проблему и обезопасить наследника, а он в свою очередь находит приключения везде, где может.
Решили, что будем призывать?
— Что с Гарри и Роном? Где они? Люциус сделал пару шагов к ней, остановился совсем близко, поигрывая палочкой. Гермиона невольно отпрянула. — Боюсь, вы уже никогда с ними не увидитесь, мисс Грейнджер. Ваши друзья мертвы.
В преддверии выхода второй картины, журналу «ENTERTAINMENT WEEKLY» удалось поговорить с Джонни Деппом, который решился наконец рассказать о своем необычном и знаменитом персонаже в мире Гарри Поттера.

Узнать подробнее
а также посмотреть всех друзей

5 курс

Гарри Поттер и Орден Феникса

подробнее

Пэнси Паркинсон

Студентка Слизерина, Чистокровная волшебница

подробнее
 
Хогс, он же HOGSLAND.COM - фан-сайт по Гарри Поттеру. Здесь вы найдете фанфики по Гарри Поттеру, арты, коллажи, аватарки, клипы, а также интересные новости фандома
Никакая информация не может быть воспроизведена без разрешения администрации и авторов работ
Разработка и дизайн сайта - Dalila. Дата запуска - 15.08.2014
Dalila © 2014-2017. Контакты: admin @ hogsland.com